Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Кто, если не фермер?

Добавлено: 2009-02-04, просмотров: 3853


ЕКАТЕРИНБУРГ. Именно в начале 1989 года государством впервые было разрешено создавать небольшие семейные хозяйства на основе частной собственности. Правда, не на землю, а лишь на технические средства производства. Иными словами, можно было покупать свой трактор и начинать возделывать полученный в пользование земельный участок. Либо заводить свою животноводческую ферму.

Чуть позже появился и соответствующий закон — «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», который, можно сказать всколыхнул широкие народные массы.

Только в Свердловской области тогда было зарегистрировано 3,5 тысячи фермерских хозяйств. В 1990 году появилась и своя фермерская организация — Союз крестьянских хозяйств, кооперативов и арендаторов Свердловской области. Позже он был переименован в Ассоциацию крестьянских хозяйств Среднего Урала.

Судьба этой ассоциации оказалась непростой. После смерти её руководителя А. Нестерова её ликвидировали. Несколько лет назад появилась новая — Союз крестьянских (фермерских) хозяйств Свердловской области.

В настоящее время им руководит фермер из Камышлова Ю. Калугин. Семнадцать лет назад он вышел из совхоза и создал собственное хозяйство. В настоящее время обрабатывает более 2000 гектаров земли и содержит 550 голов крупного рогатого скота. Теперь это — его семейный бизнес.

К сожалению, таких, как Ю. Калугин, не так много. Далеко не всем удалось удержаться в фермерском седле. Из тех, так называемых «силаевских» фермеров, фермеров первой волны, в области остались единицы. Ю. Калугин — один из них.

— По последним данным, — рассказывает Юрий Николаевич, — в области осталось всего около 900 фермерских хозяйств. Из них реально работающих, то есть производящих товарную продукцию, примерно половина. Остальные числятся на бумаге. Так сказать, не пашут и не сеют.

Вот и на первом фермерском мероприятии в этом году — на семинаре по проблемам малого бизнеса на селе, прошедшем в рамках межрегиональной выставки «Уралагропром» в Екатеринбурге, о низкой численности фермеров говорилось тоже. Понятно, сигнал тревожный. И без того в деревне не хватает рабочих рук. Пустует огромное количество земель, животноводческих ферм. И тем не менее, факт остаётся фактом: люди в этот бизнес не рвутся.

Радует, конечно, что сегодня уже поутихли дебаты о том, накормит ли фермер страну. Показатели говорят о том, что продукцию крестьянские хозяйства способны производить не хуже, чем крупные сельхозпредприятия. Вот лишь некоторые цифры, которые прозвучали на семинаре.

В 2008 году фермерские хозяйства области получили 97,8 тысячи тонн зерна, 55 тысяч тонн картофеля, 22 тысячи тонн овощей. Иными словами, произвели продукции на 1,7 миллиарда рублей, что составляет 10,1 процента от общего объёма произведённой в области сельхозпродукции. При этом на 6100 гектаров увеличили зерновой клин, на 117 процентов увеличили поголовье коров, на 110 - свиней и почти на столько же — птицы. Есть фермеры, которые не только производят, но и активно закупают молоко у населения. Всего в области в 2008 году у населения закуплено 11 тысяч тонн молока, из них пять тысяч тонн закупили фермеры.

Словом, вклад в продовольственный рынок ощутим. И тем не менее, считает Ю. Калугин, ситуация серьёзная. Проблем у фермеров выше головы, а перспективы — тревожные. По прогнозам, рост численности фермерских хозяйств в ближайшее время вряд ли произойдёт. Скорее, наоборот.

Почему?

Причин тут множество. И они не только экономические.

У режевчанина В. Дробова на этот счёт свой ответ. Он во всём винит чиновников.

— Они изначально делали так, чтобы у меня в конечном итоге всё рухнуло, — рассказывает он. — С большим трудом в своё время мне удалось получить 200 гектаров земли, из которых 167 по сути непригодны для возделывания зерновых. Они были брошены совхозом. Причём, не единым массивом, а в разных местах. От поля до поля — по нескольку километров. Отсюда результат: в себестоимости моей продукции почти 50 процентов составляли транспортные расходы. На дорогу, чтобы добраться до работы в поле, я порою тратил по полдня! Плюс к этому — нехватка техники, помещений, складов… А главное — отсутствие средств, невозможность получения долгосрочных льготных кредитов. Как выжить в такой ситуации?

По словам В. Дробова, он долгие годы ходил по чиновничьим кабинетам и просил, чтоб ему выделили землю единым массивом. Безрезультатно! Хотя она была. А теперь вот — благополучно зарастает.

В настоящее время В. Дробов приступил к ликвидации своего хозяйства…

Как мы помним, в стране было провозглашено равенство форм собственности. Но на деле оно так и не наступило. Никто не помогал фермерам так, как тем же коллективным хозяйствам. Причём, колхозам и совхозам не только давали средства, но ещё и списывали долги. При этом, когда заходила речь об эффективности производства, многие чиновники откровенно лгали, заявляя, что фермерские хозяйства проигрывают коллективным. На самом деле производительность труда одного работающего в фермерских хозяйствах зачастую была выше.

Многие фермеры Среднего Урала действительно не раз ставили рекорды производительности. Так, глава крестьянского хозяйства из Нижних Серёг А. Савченко неоднократно получал самые высокие урожаи капусты. Камышловский фермер А. Крапивин добивался на одного работающего почти европейской производительности при выращивании зерновых культур.

Ещё недавно имя Каменского фермера М. Рвачёва гремело на всю область. Он в числе первых освоил на Среднем Урале голландскую технологию выращивания овощей и много лет удивлял всю округу просто небывалыми урожаями. В 1998 году собрал картофеля по 740 центнеров с гектара! Ни одно картофелеводческое хозяйство области за всю историю ни разу не получало столько!

Но судьба этого фермера тоже оказалась печальной. Три года назад из-за того, что после сильного заморозка у него погибла большая часть урожая лука и моркови, он не смог вовремя погасить банковский кредит. Договориться насчёт отсрочки не удалось. В результате судебные приставы мигом описали его имущество (а это помещения, десятки единиц техники, личные легковые автомобили) и пустили за бесценок с молотка. Так одно из лучших фермерских хозяйств в области прекратило своё существование…

В. Дробов решил свернуть производство по собственной воле. Однако меняет ли это суть дела?

Кстати, своё фермерское хозяйство В. Дробов создавал на базе личного, подсобного. Специализировался на производстве свинины. Для этого на собственные средства, ни рубля не позаимствовав у государства, построил современную, по западному образцу, свиноводческую ферму — типовой модуль — свинарник, рассчитанный на откорм 250 голов и содержание 25 свиноматок всего двумя рабочими. Ими были он сам и его мать-старушка.

Вот и прикидывайте, производителен был у В. Дробова труд или нет, если он мог поставлять на рынок более 20 тонн свинины в год? Но даже в этой ситуации он не смог разжиться.

— Что толку, что производил? — говорит он. — Мясо моё практически никому не нужно. На рынке полно импортной свинины. Замороженными тушами в фурах её привозят из-за границы по низкой цене. Как правило, на 10–15 рублей ниже, чем у меня. И вот благодаря этой продовольственной интервенции я всегда в проигрыше.

— Эта ситуация должна измениться, — предупредил, выступая перед фермерами, директор ООО «Уралплемцентр» В. Мымрин. — Доллар растёт. В связи с этим может возрасти в цене и импортное продовольствие. И тогда станет выгоднее закупить его на внутреннем рынке.

Так ведь и у нас, ответили фермеры, расходы возрастут. Увеличили тарифы на электроэнергию — аж на 70 процентов! Подорожали кредитные ресурсы, повысили таможенные пошлины на закуп импортной сельхозтехники…

Однако, по мнению преподавателя Уральской государственной сельскохозяйственной академии, доктора юридических наук Б. Воронина, одна из главных проблем, которая продолжает мешать становлению фермерских хозяйств (на протяжении всех 20 лет!), — это проблема земельных отношений. Она не отрегулирована до сих пор.

Например, на село сейчас практически невозможно заманить инвестора. Почему? Да потому, что почти вся земля у фермеров (хоть муниципальная, хоть долевая-паевая) в аренде. И чаще всего — в краткосрочной. Почему в краткосрочной? Да потому, что при долгосрочной, по новым правилам, требуется проводить межевание земельных наделов. А это процедура и хлопотная, и дорогостоящая. А при краткосрочной аренде, на год, межевания не требуется. Вот поэтому на селе сейчас земельные отношения носят, как говорят специалисты, «годовой характер». А какой, скажите, инвестор захочет вкладывать деньги, если земля у фермера оформлена всего на год?

Пугает, отметил Б. Воронин, и другой момент. Из нового законодательства, в том числе Гражданского кодекса РФ, из новых программ, в частности, национального проекта по развитию АПК, как-то незаметно исчезло слово «фермер». Хотя оно и раньше писалось только в скобках — крестьянских (фермерских) хозяйств, — однако теперь и в скобках встречается всё реже. Везде остались одни индивидуальные крестьянские хозяйства.

— Мы, наоборот, ждали, когда же, наконец, раздвинут скобки, и смело напишут слово фермер, — отметил, шутя, доктор наук, — а в итоге не только в скобках, вообще лишились такого понятия!

Увы, и это тоже наводит на определённую мысль. При этом главный вопрос, кто же накормит страну, по-прежнему остаётся открытым…

 

Анатолий ГУЩИН, "Областная газета"