Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



С глаз долой

Добавлено: 2012-04-06, просмотров: 1956


Почему, несмотря на огромное желание людей избавиться от очков или линз, им отказывают в операции

Число глазных болезней неуклонно растет. Это расплата за многие часы, проведенные у компьютеров, айпадах, телевизоров, а еще за отравленный автомобилями и заводами воздух, за напичканные химией продукты. Но технический прогресс не остановить. Значит, зрение будет страдать еще больше? Об этом корреспондент "РГ" беседует с доктором медицинских наук Михаилом Коноваловым.

Михаил Коновалов: Вы правы: технический прогресс остановить невозможно, нагрузки на глаза будут увеличиваться. Однако ваш пессимизм не разделяю. Ведь развитие прогресса касается и самой медицины. И значит, возможности спасения зрения тоже увеличиваются. Скажем, 30 лет назад бичом была катаракта. Ее уже умели оперировать, но операции не всегда приносили желаемый результат. Сейчас проблемы катаракты не существует. Раньше после ее удаления пациенты находились в больнице 2-3 недели. Не всегда удавалось имплантировать искусственный хрусталик. Да и не всегда они были в наличии. Поэтому пациенты были вынуждены носить тяжелые очки с толстенными линзами.

Сегодня это амбулаторное хирургическое вмешательство, которое занимает всего-то 10-15 минут. Без разреза через микроскопический прокол удаляется катаракта, и через это же отверстие имплантируется эластичный искусственный хрусталик. Реабилитация полная.

- А глаукома? Это в основном недуг пожилых?

Михаил Коновалов: Не только. Бывает даже врожденная глаукома. А уж пожилых она редко обходит стороной. Важно отметить, что развитие глаукомы почти не зависит от зрительной нагрузки, а в первую очередь определяется наследственностью и особенностями строения глазного яблока. Проявляется болезнь чаще после 40 лет, если, конечно, она не врожденная и заметна сразу после появления ребенка. Родителям надо быть очень внимательными.

- Внимательными к чему?

Михаил Коновалов: К внешнему виду глаза. Если он очень большой, слезится, если малыш не реагирует на свет, яркие игрушки... Бегом к офтальмологу. Это может быть глаукома. Победить ее практически невозможно, но лечить необходимо: не леченная ведет к полной потери зрения.

Но чаще глаукома проявляется, как мы сказали, после сорока. Поэтому: каждый, кто перешел этот рубеж, обязан раз в год проверять внутриглазное давление. Особенно те, у кого близкие родственники чуть ли не с седьмого колена страдали глаукомой, а также люди, смолоду страдавшие дальнозоркостью. Причина - особенности строения такого глаза, которые способствуют повышению внутриглазного давления, а иногда острому приступу глаукомы. Они могут возникать на вполне благополучном внешнем фоне. Человек чувствует себя вполне здоровым, но внезапно появляются туман перед глазом, боль, краснота, головная боль, даже рвота. Нередко с такими симптомами человек попадает по "скорой" в больницу.

- Вот вы, Михаил Егорович, не разделяете мой пессимизм, при этом говорите, что глаукома неизлечима...

Михаил Коновалов: Глаукома - не единственная неизлечимая болезнь. Тот же диабет нигде в мире не лечится. Но недаром говорят, что диабет - это не заболевание, а форма жизни. При условии своевременного и адекватного лечения. То же можно сказать о глаукоме. Если вовремя ее не лечить, то это приводит к полной слепоте. Ее надо лечить. За глазами надо всегда следить, и тогда слепота не грозит.

- А говорят, что глаза - зеркало души. При глаукоме тоже зеркало? Или это просто красивая фраза, за которой ничего нет?

Михаил Коновалов: Именно зеркало! Очень точное определение глаз. Закройте на некоторое время глаза. Не тогда, когда спите, а среди дня. И утрачиваются все краски. Мир тускнеет. Потому что 90 процентов информации человек получает через глаза. Не случайно говорят: "потухший взгляд", "веселые глаза", "грустные глаза". "глаза горят". Эти слова отражают состояние нашей души, наше самочувствие. Более того, по виду глаз, извините за тавтологию, не заглядывая в сам глаз, можно определить, чем человек болен. Очень часто они подают сигнал о начале простудного заболевания. Глаза - именно зеркало.

А уж если заглянуть, да еще с помощью современной аппаратуры вовнутрь глаза... Не зря, например, терапевты, невропатологи часто для точной постановки диагноза консультируют пациента у офтальмолога.

- На что, заглянув в глаз, прежде всего обращается внимание?

Михаил Коновалов: На состояние сосудов. При гипертонической болезни артерии сужены, извилисты, иногда даже есть кровоизлияние. Это типичные изменения сосудов при диабете. Еще важно состояние зрительного нерва, который отражает изменения в центральной нервной системе. Естественно, обращается внимание на центральную часть сетчатки. Изменение ее микроциркуляции ведет к дегенерации сетчатки, а значит, к серьезному ухудшению зрения. Задача офтальмолога исследовать не только центральную часть сетчатки, но и ее периферию. Потому что дегенерация периферической части сетчатки приводит к ее разрыву и отслойке. Вовремя выявленная патология спасает пациента от тяжелых последствий.

- Как лечите сетчатку? Привариваете?

Михаил Коновалов: Можно сказать и так. Это делается с помощью лазерных технологий.

- Распространено мнение, что близорукие глаза самые здоровые. Верно?

Михаил Коновалов: Ни в коем случае. Близорукость - это не просто очки или контактные линзы. Она определяется анатомией глаза. Он растянут, значит, страдают его оболочки, в первую очередь сетчатка. Если пациент обратился за подбором очков или за хирургической коррекцией зрения, то врач обязан посмотреть общее состояние глаза, в частности, периферию глазного дна. Чтобы застраховать человека от серьезных осложнений.

- Как вы относитесь к хирургической коррекции близорукости и дальнозоркости? Они сейчас весьма модны.

Михаил Коновалов: Чаще всего они делаются только по желанию пациента. Задача врача - отобрать те случаи, когда такие хирургические вмешательства противопоказаны. Если их нет, то надо индивидуально подобрать вид операции, учитывая степень близорукости или дальнозоркости, возраст пациента, род его занятий, состояние самого глаза. Часто мы вынуждены пациенту отказывать, несмотря на его огромное желание избавиться от очков или линз.

- Обычно у беременных проверяют зрение. При большой близорукости женщине предлагается кесарево сечение. Ее даже пугают, что при естественных родах близорукость может привести к отслойке сетчатки.

Михаил Коновалов: Рожать без применения кесарева или прибегнуть к нему определяется только состоянием сетчатки. Сама по себе близорукость тут ни при чем.

 

Число глазных болезней неуклонно растет. Это расплата за многие часы, проведенные у компьютеров, айпадах, телевизоров, а еще за отравленный автомобилями и заводами воздух, за напичканные химией продукты. Но технический прогресс не остановить. Значит, зрение будет страдать еще больше? Об этом корреспондент "РГ" беседует с доктором медицинских наук Михаилом Коноваловым.

Михаил Коновалов: Вы правы: технический прогресс остановить невозможно, нагрузки на глаза будут увеличиваться. Однако ваш пессимизм не разделяю. Ведь развитие прогресса касается и самой медицины. И значит, возможности спасения зрения тоже увеличиваются. Скажем, 30 лет назад бичом была катаракта. Ее уже умели оперировать, но операции не всегда приносили желаемый результат. Сейчас проблемы катаракты не существует. Раньше после ее удаления пациенты находились в больнице 2-3 недели. Не всегда удавалось имплантировать искусственный хрусталик. Да и не всегда они были в наличии. Поэтому пациенты были вынуждены носить тяжелые очки с толстенными линзами.

Сегодня это амбулаторное хирургическое вмешательство, которое занимает всего-то 10-15 минут. Без разреза через микроскопический прокол удаляется катаракта, и через это же отверстие имплантируется эластичный искусственный хрусталик. Реабилитация полная.

- А глаукома? Это в основном недуг пожилых?

Михаил Коновалов: Не только. Бывает даже врожденная глаукома. А уж пожилых она редко обходит стороной. Важно отметить, что развитие глаукомы почти не зависит от зрительной нагрузки, а в первую очередь определяется наследственностью и особенностями строения глазного яблока. Проявляется болезнь чаще после 40 лет, если, конечно, она не врожденная и заметна сразу после появления ребенка. Родителям надо быть очень внимательными.

- Внимательными к чему?

Михаил Коновалов: К внешнему виду глаза. Если он очень большой, слезится, если малыш не реагирует на свет, яркие игрушки... Бегом к офтальмологу. Это может быть глаукома. Победить ее практически невозможно, но лечить необходимо: не леченная ведет к полной потери зрения.

Но чаще глаукома проявляется, как мы сказали, после сорока. Поэтому: каждый, кто перешел этот рубеж, обязан раз в год проверять внутриглазное давление. Особенно те, у кого близкие родственники чуть ли не с седьмого колена страдали глаукомой, а также люди, смолоду страдавшие дальнозоркостью. Причина - особенности строения такого глаза, которые способствуют повышению внутриглазного давления, а иногда острому приступу глаукомы. Они могут возникать на вполне благополучном внешнем фоне. Человек чувствует себя вполне здоровым, но внезапно появляются туман перед глазом, боль, краснота, головная боль, даже рвота. Нередко с такими симптомами человек попадает по "скорой" в больницу.

- Вот вы, Михаил Егорович, не разделяете мой пессимизм, при этом говорите, что глаукома неизлечима...

Михаил Коновалов: Глаукома - не единственная неизлечимая болезнь. Тот же диабет нигде в мире не лечится. Но недаром говорят, что диабет - это не заболевание, а форма жизни. При условии своевременного и адекватного лечения. То же можно сказать о глаукоме. Если вовремя ее не лечить, то это приводит к полной слепоте. Ее надо лечить. За глазами надо всегда следить, и тогда слепота не грозит.

- А говорят, что глаза - зеркало души. При глаукоме тоже зеркало? Или это просто красивая фраза, за которой ничего нет?

Михаил Коновалов: Именно зеркало! Очень точное определение глаз. Закройте на некоторое время глаза. Не тогда, когда спите, а среди дня. И утрачиваются все краски. Мир тускнеет. Потому что 90 процентов информации человек получает через глаза. Не случайно говорят: "потухший взгляд", "веселые глаза", "грустные глаза". "глаза горят". Эти слова отражают состояние нашей души, наше самочувствие. Более того, по виду глаз, извините за тавтологию, не заглядывая в сам глаз, можно определить, чем человек болен. Очень часто они подают сигнал о начале простудного заболевания. Глаза - именно зеркало.

А уж если заглянуть, да еще с помощью современной аппаратуры вовнутрь глаза... Не зря, например, терапевты, невропатологи часто для точной постановки диагноза консультируют пациента у офтальмолога.

- На что, заглянув в глаз, прежде всего обращается внимание?

Михаил Коновалов: На состояние сосудов. При гипертонической болезни артерии сужены, извилисты, иногда даже есть кровоизлияние. Это типичные изменения сосудов при диабете. Еще важно состояние зрительного нерва, который отражает изменения в центральной нервной системе. Естественно, обращается внимание на центральную часть сетчатки. Изменение ее микроциркуляции ведет к дегенерации сетчатки, а значит, к серьезному ухудшению зрения. Задача офтальмолога исследовать не только центральную часть сетчатки, но и ее периферию. Потому что дегенерация периферической части сетчатки приводит к ее разрыву и отслойке. Вовремя выявленная патология спасает пациента от тяжелых последствий.

- Как лечите сетчатку? Привариваете?

Михаил Коновалов: Можно сказать и так. Это делается с помощью лазерных технологий.

- Распространено мнение, что близорукие глаза самые здоровые. Верно?

Михаил Коновалов: Ни в коем случае. Близорукость - это не просто очки или контактные линзы. Она определяется анатомией глаза. Он растянут, значит, страдают его оболочки, в первую очередь сетчатка. Если пациент обратился за подбором очков или за хирургической коррекцией зрения, то врач обязан посмотреть общее состояние глаза, в частности, периферию глазного дна. Чтобы застраховать человека от серьезных осложнений.

- Как вы относитесь к хирургической коррекции близорукости и дальнозоркости? Они сейчас весьма модны.

Михаил Коновалов: Чаще всего они делаются только по желанию пациента. Задача врача - отобрать те случаи, когда такие хирургические вмешательства противопоказаны. Если их нет, то надо индивидуально подобрать вид операции, учитывая степень близорукости или дальнозоркости, возраст пациента, род его занятий, состояние самого глаза. Часто мы вынуждены пациенту отказывать, несмотря на его огромное желание избавиться от очков или линз.

- Обычно у беременных проверяют зрение. При большой близорукости женщине предлагается кесарево сечение. Ее даже пугают, что при естественных родах близорукость может привести к отслойке сетчатки.

Михаил Коновалов: Рожать без применения кесарева или прибегнуть к нему определяется только состоянием сетчатки. Сама по себе близорукость тут ни при чем.

Источник: "Российская газета"