Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Тройка, пятерка, вуз

Добавлено: 2012-11-27, просмотров: 1522


Абитуриентов с низкими баллами ЕГЭ не пустят на бюджетные места

Авторы поправок в законопроект предлагают пускать в вузы только сильных абитуриентов.  Фото: Сергей Михеев / РГ
Авторы поправок в законопроект предлагают пускать в вузы только сильных абитуриентов. Фото: Сергей Михеев / РГ
Госдума готовится рассмотреть во втором чтении законопроект "Об образовании в РФ". Можно не сомневаться: дискуссия ожидается жаркая - к проекту за время, прошедшее с первого чтения, предложен ряд поправок. Основные 20 - от Общественной палаты. О том, что изменится, если поправки будут учтены, "РГ" рассказывает председатель комиссии по образованию Общественной палаты, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов.

Одно из принципиальных предложений - защитить вузы от необучаемых студентов. Как будете вычислять невежд? И как оборонять вузы?

Ярослав Кузьминов: Во-первых, необучаемых людей нет. Но мы знаем, что треть рынка высшего образования - имитация. Или со стороны вуза, который просто торгует дипломами, или со стороны студента, который не собирается становиться инженером, а просто хочет "пересидеть" армию, пожить в большом городе или вовсе просто пришел за компанию с другом. Такие студенты, как правило, толком не учатся уже с первого курса. Вузу, особенно небольшому и не очень сильному, тяжело отчислить человека: жаль терять бюджетное финансирование или деньги студента, если он платник. Его дотягивают до конца, выдают диплом. В итоге на рынок выходит псевдоинженер, который будет проектировать самолеты, псевдоюрист, который будет защищать ваши интересы... Последствия страшные.

Что делать? Элементарно. Пришел человек поступать на инженера с 32 баллами ЕГЭ по математике и 40 - по физике. Ему просто нельзя в инженеры. Ни при каких условиях. Он не сможет осваивать сложные предметы, которыми не занимался в школе.

Но, может, он в процессе учебы заинтересуется предметом.

Ярослав Кузьминов: Вероятность того, о чем вы говорите, - 10 процентов. Мы предлагаем сделать проходной балл ЕГЭ по профильному предмету при поступлении на бюджет не ниже уровня "четверки" - 50 - 55 баллов ЕГЭ. Абитуриенты, чьи баллы ниже (подчеркиваю, по профильным предметам!), могут при большом желании поступить на платное отделение. Пусть рискуют своими деньгами, раз уж на то пошло. Часть моих коллег, кстати, за более жесткую меру: закрыть троечникам путь в вузы в принципе. Это дискуссионный момент. Но то, что наши вузы не должны обучать на "бюджете" людей, не давших себе труд освоить школьную программу по профильному предмету, очевидно.


Ярослав Кузьминов: С 40 баллами по физике нельзя идти в инженеры. Фото:Аркадий Колыбалов

Но ведь сегодня вузы и так устанавливают свои проходные баллы.

Ярослав Кузьминов: Это делается, так скажем, волей вуза. У нас в Вышке, например, минимальный балл по всем предметам 50, а по профильным - 60. Многие ведущие вузы установили подобные планки. Но вузы из "зоны риска" этого не делают. Мы предлагаем, чтобы на определенные направления минимальные баллы устанавливались минобрнауки или учредителем вуза.

Так называемый ЕГЭ для бакалавров тоже средство борьбы с псевдообразованием?

Ярослав Кузьминов: Конечно. Правда, я все-таки не называл бы это ЕГЭ. Мы говорим о независимой аттестации выпускников вузов. Формально в законе ничего менять не нужно, все и так прописано. Но мы-то знаем, как это работает на самом деле. И не нужно здесь кривить душой: аттестация независимая, а все экзамены вуз принимает все равно своими силами. Это абсолютно ритуальная вещь и не несет никакой внешней оценки.

А нужна действительно независимая комиссия, гарантия качества диплома. В первую очередь по специальностям из так называемых зон риска. Ведь если мы попросим сегодняшних выпускников, допустим, экономических направлений пройти базовые тесты по основным предметам, это задание выполнит процентов 25. Экономисты, юристы, менеджеры и социологи - вот самый опасный сектор. Профессионалы, на которых есть массовый спрос. Но большая часть выпускников сегодня может разве что поговорить об экономике или праве, устойчивых профессиональных знаний у них нет. Критическая ситуация и с инженерными, и с медицинскими направлениями.

Большинство предложений минобрнауки уже поддержало. А какие нет?

Ярослав Кузьминов: Например, мы предлагаем разрешить вузам, которые имеют право учить по собственным образовательным стандартам, то есть национально-исследовательским университетам, МГУ, СПбГУ, МГИМО,РУДН И РАНХ принимать иностранных студентов без квоты на бюджетные места. Сейчас установлено ограничение - не более 10 тысяч человек. Пока минобрнауки против.

Оно и понятно: это же дополнительные средства. На эти места у нас есть и свои студенты. Разве нет?

Ярослав Кузьминов: Вообще-то все страны борются сегодня за интеллектуальные ресурсы, приглашают студентов из других стран, устанавливают самым талантливым из них повышенные стипендии. И российских студентов много где принимают с радостью и без всяких квот. Из нашей страны уезжают учиться на Запад десятки тысяч человек ежегодно, и это в основном сильные, студенты. Нам отказываться от аналогичной политики как минимум недальновидно.


Зачастую выпускник экономфака может лишь поговорить об экономике, но не заниматься ею. Фото:Сергей Михеев

Еще революционное предложение - запрет на репетиторство с учениками и студентами своей школы или вуза. Это реально?

Ярослав Кузьминов: В свое время такая поправка уже мелькала, но против был Минюст. Якобы эту позицию нельзя строго контролировать. Но ведь в законе не обязательно должно быть прописано только то, для чего есть правовые механизмы контроля. Есть нормы, которые приводятся в действие не следователями и приставами, а, так скажем, коллективной волей. Все мы знаем, что некоторые преподаватели предлагают плохо успевающему ребенку "позаниматься дополнительно". Такая замаскированная форма вымогательства. Эта практика разрушает мораль учебного заведения.

А что делать, если школьник сам "напрашивается" в платные ученики?

Ярослав Кузьминов: Считаю, что учитель должен отказать. Это его моральная обязанность. Силами нового законопроекта мы можем добиться того, чтобы там, где образование должно быть бесплатным, оно проходило без соплатежей.

Пока родители несут в школы деньги на ремонт и покупают учебники за свой счет...

Ярослав Кузьминов: Одно дело, когда они открыто помогают школе. Совсем другое - когда платят конкретному учителю. Эти случаи вымогательства - все-таки эксцессы, а не норма. Мы добиваемся того, чтобы педагог в школе и вузе получал достаточно, мог бы себя уважать и отказываться от заработков, сомнительных с точки зрения морали. Это основной экономический принцип нового закона.

В новом законе об образовании нет деления школ на лицеи и гимназии. Многие педагоги и родители возмущены: считают, что под угрозой оказывается вся система подготовки талантливых детей. Будете предлагать изменения?

Ярослав Кузьминов: Лично я твердо уверен, что лицеи и гимназии нужны. Нужны продвинутые школы, которые собирают наиболее талантливых ребят, в которых преподают сильные педагоги. Часть из этих школ может быть при ведущих университетах. Напомню: президентом утверждена национальная программа по работе с талантливыми детьми. Олимпиады и лицеи - составные части этой работы. Но на сегодняшний день я не видел ни одного внятного предложения, ни одной ясной формулировки по определению лицея и гимназии, которая бы могла попасть в закон.

А между тем кроме защитников лицеев есть и те, кто довольно резко выступает против. Почему? Потому что в некоторых из них учатся преимущественно дети начальников. Проблема в том, что, имея лицеи и гимназии, мы не обеспечиваем всем равного доступа в них. Надеюсь, что мы вернемся к обсуждению этого вопроса и сможем предложить поправку, которая вернет в текст закона определение лицеев и гимназий. Это важно и нужно. Время еще есть.

Тем временем

Министерством образования и науки опубликованы результаты мониторинга средней заработной платы штатных преподавателей федеральных вузов за октябрь 2012 год.

Очень вовремя, ведь в обществе до сих пор горячо обсуждают и осуждают реплику главы минобрнауки Дмитрия Ливанова о том, что если преподаватель в вузе получает 20-30 тысяч рублей, то он либо некачественный педагог, либо "многостаночник" и бегает по разным вузам, либо вовсе мздоимец.

Выяснилось, что в октябре до уровня средней по региону вузовские зарплаты недотянули в семи регионах: Астраханской, Липецкой, Магаданской и Сахалинской областях, а также в Карачаево-Черкесской Республике, Карелии и Северной Осетии - Алании. Но это полбеды. Даже догнав и перегнав среднюю зарплату по региону, большинство вузов ну никак не могут платить своим штатным преподавателям больше 30 тысяч рублей. Вот лишь некоторые суммы: Сибирская государственная геодезическая академия - 23,9 тысячи рублей (99 процентов средней зарплаты по региону), Алтайский госуниверситет - 25 тысяч рублей (151,5 процента), Курганский госуниверситет - 29,2 тысячи рублей (168,2 процента), Воронежский технический госуниверситет - 26,6 тысячи рублей (134,6 процента), Грозненский государственный нефтяной технический университет им. Миллионщикова - 19,6 тысячи рублей (114,9 процента).

С сентября 2012 года по поручению правительства регионы должны были сделать зарплату вузовских преподавателей не ниже средней по экономике региона. Многим это удалось, но на зарплаты все равно без слез не взглянешь. Только вряд ли это - показатель качества преподавателей, а тем более их корыстной натуры.