Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Хочу лечиться в России

Добавлено: 2012-12-21, просмотров: 1274


"РГ" продолжает рассказывать о лучших медицинских клиниках в регионах страны

Исполняется десять лет Кубанскому центру грудной хирургии. У этого центра типичная для России история. Больше двадцати лет назад правительство Кубани, озадачившись ростом сердечно-сосудистых болезней, приняло решение о строительстве кардиологического диспансера. По бартеру заключили договор с известной австрийской фирмой. И процесс пошел. Однако длился он лишь до момента сооружения бетонной коробки. Потом закончились деньги, и тринадцать лет коробка смотрела на мир пустыми оконными проемами. А рост сердечно-сосудистых заболеваний на Кубани продолжался.

Все изменилось с приходом губернатора Александра Ткачева. Одно из первых его распоряжений: срочно закончить строительство кардиологической лечебницы. Нашлись и деньги, и строители. А еще губернатор сделал неординарный, на грани риска, выбор: назначив руководителем этого проекта известного специалиста в области торакальной хирургии профессора Владимира Порханова. Почему риск? Да потому, что в России не принято было совмещать легочную хирургию с сердечно-сосудистой.

Губернатору говорили, что эти две области хирургии не совместимы. Тогда Александр Николаевич обратился к ведущим российским и зарубежным ученым, практикам: академикам Лео Бокерия, Михаилу Давыдову, академику РАМН Михаилу Перельману, известному австрийскому кардиохирургу Волнеру. Ответ был в пользу сочетания двух важнейших направлений в медицине. Более того, губернатор дал Владимиру Порханову полный картбланш: набирать специалистов по собственному разумению, которых край обеспечит и достойной зарплатой, и жильем.

22 процента - на столько за десять лет снизилась смертность от сердечно-сосудистых болезней на Кубани

Обещание, что очень важно, не осталось всуе. Приехавшим из Москвы Евгению Россейкину, питерцу Кириллу Барбухатти, десяти специалистам из Томска было предоставлено жилье. И операции на сердце, легких стали буднями нового центра. За десять лет в центре проведено 50 тысяч операций на сердце, 25 тысяч операций на легких. Самых сложных операций с применением новейших высоких технологий. При этом летальность при операциях на сердце меньше двух процентов, при операциях на легких - полтора процента. Это международный уровень

Поначалу центр грудной хирургии был отдельным медицинским учреждением. А по соседству - огромная, на полторы тысячи коек, краевая клиническая больница. Каждое учреждение существовало само по себе. До того момента, когда губернатор подписал указ об их объединении. И у такого объедения были не только сторонники. Были и те, кто выступал против. Сложно отказаться от привычного, накатанного, удобного. Рассказывает главный врач Краснодарской краевой клинической больницы N 1, член-корреспондент РАМН Владимир Порханов.

Владимир Алексеевич, это мировая практика: крупные многопрофильные лечебные центры?

Владимир Порханов: Да. У нас проводятся не только операции на сердце, легких. Оперируем суставы, у нас есть нейрохирургия, челюстно-лицевая хирургия, проводятся операции на позвоночнике, офтальмологические, все операции на желудочно-кишечном тракте, гинекологические. Все виды травм лечим, есть детская кардиохирургия. Каждый год делаем не менее 60 тысяч операций. Можно сказать, от аппендицита до головного мозга.

Видела, как к приемному покою то и дело подъезжают автомобили "скорой"...

Владимир Порханов: Естественно. Мы же скоропомощная клиника, работаем и принимаем пациентов круглые сутки. А вот если вы приедете к нам в конце января будущего года, то увидите, как на крышу больницы садится медицинский вертолет. Это будет летающая реанимационная койка. Почти убежден, что это лишь первая ласточка, которая сделает погоду, и недолго останется в одиночестве.

Откуда у краевой больницы такие деньги? Мало того, что оборудование в ней самое продвинутое, так еще и вертолеты используете.

Владимир Порханов: Все деньги, которые имеет краевая больница, - это деньги края. Более того, четверть бюджета края уходит на здравоохранение.

В ущерб другим отраслям?

Владимир Порханов: Убежден: не в ущерб. Исключительно на пользу. Ведь, если люди здоровы, то и все остальные отрасли в выигрыше. Вот президент в своем Послании Федеральному Собранию говорил о том, что надо, чтобы нас, россиян, было больше, чтобы они были лучше. А лучше могут быть лишь в том случае, если есть настоящая забота о здоровье.

К чему привело объединение больниц в вашем конкретном случае?

Владимир Порханов: С одной стороны, больница обогатилась новейшей техникой: появилась ангиография, искусственное кровообращение, мощная сердечно-легочная реанимация... А главное, кадры-профессионалы. Обычная краевая больница обрела современный уровень, где есть все условия для высококачественной медицинской помощи.

Как-то была у вас поздно вечером, а впечатление такое, что все - и врачи, и медсестры - на своих местах.

Владимир Порханов: Впечатление вас не обмануло. Ведь больница работает круглые сутки. Планерка начинается в 7 часов 30 минут. Операции - в восемь утра. Когда заканчивается рабочий день? Боюсь, не смогу точно ответить. Это раньше было: после 14 часов никого, кроме малочисленных дежурных специалистов. Теперь даже в поликлиническом отделении прием до последнего пациента. Последний обход заведующего отделением в 19 часов.

Ужасный график. Сколько в среднем получает врач, медсестра? Официальная-то ставка врача 5900 рублей. Это из расчета его работы 7 часов 40 минут.

Владимир Порханов: У нас таких зарплат нет. Заведующий терапевтическим отделением получает не меньше 50 000 рублей в месяц. А хирургического отделения - в среднем 75 000 рублей. У нас не удивляются зарплатам ведущих специалистов в размере 100 000 и даже 200 000 рублей. Никакой уравниловки! Справедливо, когда хирург, выполняющий в год 500 операций на сердце с искусственным кровообращением, получает такие деньги.

Никто от вас в другие клиники не уходит?

Владимир Порханов: Уходят на еще более высокие зарплаты и должности. В Пензе, в Астрахани, в столичных учреждениях ФМБА, в федеральных кардиологических центрах Москвы есть наши бывшие специалисты. Их ценят.

Операции на сердце в крае стали рутинными? Они на потоке, в том числе и у детей?

Владимир Порханов: Да. У нас выполняются все виды операций на сердце. В Швеции, Англии очередь на шунтирование доходит до полугода. В крае нет очереди на такие операции. Ведется круглосуточный прием больных с коронарным синдромом, то есть таких, которым срочно требуется коронарография и установка стента. Каждый год 2500 больных проходят через установку стентов, проводится 500 операций на сердце детям.

Это предел ваших возможностей?

Владимир Порханов: Ни в коем случае! Можем операций на сердце делать на 50 процентов больше. Но дело в том, что они бесплатны для жителей края. А вот жители не краевые, которые бы рады оперироваться у нас, направляются в федеральные центры.

Но это же нонсенс: есть клиника по соседству с великолепными результатами, а пациента направляют за тридевять земель в федеральный центр или - это происходит нередко - и вовсе за пределы России?

Владимир Порханов: Можно я не стану комментировать? Лишь соглашусь: это действительно нонсенс.

Очень за державу обидно. Мы как-то привычно не замечаем пророков в своем отечестве. А ведь они есть. В том числе и в вашем крае, в вашей клинике. Но мало кто, например, знает, о том, что у вас успешно идет пересадка органов.

Владимир Порханов: Вот тут я с вами не соглашусь. Об этом знают все трансплантологи страны. Знают об этом и те люди, для которых пересадка органов - единственный шанс на спасение. За неполных три года, прошедших после первой пересадки, пересажено 97 сердец, 57 печени, 3 легких, 3 поджелудочных железы вместе с почкой, 157 почек. Такое было бы невозможно, если бы в свое время не прошло объединение, создание многопрофильной краевой клинической больницы.

Уж раз мы заговорили о том, что у вас состоялось три пересадки легких, то нельзя обойти вниманием "легочную проблему", ведь вы прежде всего торакальный хирург...

Владимир Порханов: Я трепетно отношусь к своей профессии. Торакальная хирургия, конечно же, не ограничивается пересадкой легких. Это прежде всего хирургия по поводу рака, туберкулеза, других тяжелейших болезней легких. Хочу, чтобы все знали: все виды операций на легких, трахее, бронхах, грудной стенке проводятся в нашей клинике совершенно бесплатно для всей страны.

Но кто-то же их оплачивает?

Владимир Порханов: Фонд обязательного медицинского страхования. Вот недавно сложнейшую операцию на трахее мы провели пациентке с Алтая.

Я знаю, что к вам обращалась пациентка из Питера. Вы ее приняли? Лично меня удивило, что из Питера она отправилась к вам: Питер - очень престижное место лечения тяжелейших, в том числе и легочных патологий.

Владимир Порханов: Абсолютно с вами согласен. Питер - это блестящая школа торакальной хирургии: Иван Колесников, Федор Углов, Петр Яблонский... Однако обращение пациентки именно к нам не случайно. Я был на форуме в Санкт-Петербурге, проводил там мастер-класс. Ко мне привели пациентку с огромным дефектом трахеи. Традиционная операции ей бы не помогла. Требовалась пересадка трахеи. А наша клиника получила правительственный грант на выращивание искусственной трахеи. Директор гранта итальянский торакальный хирург П. Маккиарини. Пациентка приехала к нам. Операция по пересадке искусственной трахеи прошла успешно. В январе ждем пациента из США. У него поражена вся трахея и главные бронхи.

Из США? Но выходец из России?

Владимир Порханов: Нет. Он изначальный американец. И в этом нет ничего удивительного: к нам нередко обращаются пациенты из других стран. Ведь в наше время достаточно заглянуть в Интернет, и можно получить всю информацию о том, где лучше лечиться. Мне в последнее время нередко доводится слышать от граждан других стран: хочу лечиться у вас.

Вы сказали "в последнее время"...

Владимир Порханов: В последнее время в здравоохранение пошли большие деньги. Прежде всего на модернизацию. Только не надо думать, что этих сумм вполне достаточно. Не вполне! Служба здоровья стоит очень дорого. Тенденции к уменьшению расходов на нее нет, и не предвидится. Другое дело, что модернизация должна быть более разумной. Конкретный пример. Установлены стандарты нахождения пациента после той или иной операции в стационаре. Скажем, после стентирования коронарной артерии больной не должен находиться на койке 12 дней, как велят стандарты. Он таким путем "съедает" всю модернизацию.

В тех же США после подобного вмешательства пациента выписывают на второй день. Нет лечению лежанием! В Израиле, медицину которого не без оснований считают одной из лучших, действует принцип "дважды пошел": встал пациент после операции и... пошел из стационара. Да, для этого должна четко работать амбулаторная служба, служба выхаживания. В полном взаимодействии со стационаром и социальной службой. Вот тогда и можно будет говорить о подлинной модернизации российского здравоохранения.

Причем не только столичного, но и того, которое далеко от Москвы и Питера. Ваша клиника тому пример.

Владимир Порханов: В США издается журнал "Лучшие клиники страны". Он постоянно публикует информацию о том, где более успешно оказываются те или и иные виды помощи. И в этом списке отнюдь не только клиники Вашингтона и Нью-Йорка. Это и есть доступная медицинская помощь. Такой она должна стать в нашей стране.