Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Вот какой рассеянный

Добавлено: 2013-09-20, просмотров: 1551


Рассеянный склероз - не старческая болезнь. Она точно так же поражает молодых и трудоспособных, и даже детей

 Фото: PhotoXPress.ru
Фото: PhotoXPress.ru
В Казани состоялся Международный форум, посвященный рассеянному склерозу и нейроинфекциям. Почему рассеянный склероз поражает в основном людей самого трудоспособного возраста, даже совсем молодых? Что надо делать, чтобы избежать болезни, а если она все-таки настигнет - куда идти? Об этом обозреватель "РГ" беседует с председателем Российского Комитета исследователей рассеянного склероза профессором Алексеем Бойко.

Алексей Николаевич, при слове "склероз" сразу думаешь о проблемах с памятью, о невозможности сосредоточиться. И, конечно, о том, что склероз - почти обязательный спутник возраста. А ведь рассеянный склероз поражает в основном людей самого трудоспособного возраста, даже совсем молодых. Так что это за склероз и почему он рассеянный?

Алексей Бойко: Рассеянный склероз - это особое заболевание в основном людей молодых. Связано оно с образованием очагов в тканях мозга, которые потом преобразуются в склеротические изменения. И это никак не связано с атеросклерозом, нарушением памяти, с возрастом. В наше время - это одно из наиболее социально значимых заболеваний нервной системы. Раньше они приводили к ранней инвалидности.

А теперь? Судя по тому, о чем говорили участники конгресса, это заболевание настигает огромное количество людей во всем мире. Чем это вызвано?

Алексей Бойко: В мире сейчас более трех миллионов человек страдают рассеянным склерозом. Это одна из болезней цивилизации. И если раньше у тех, кого настиг этот недуг, был риск короткой жизни, то сейчас, благодаря успехам современной медицины, стало возможно не только снизить агрессивность болезни, но и обеспечить высокое качество долгой, полноценной жизни.

Накануне Конгресса в Казани была на встрече с английскими учеными, которые говорили, что болезни нервной системы начали опережать вечных лидеров - сердечно-сосудистые и онкологические недуги. Это так?

Алексей Бойко: У меня нет таких данных. Важно, что все болезни, так или иначе связанные с иммунитетом, встречаются все чаще. А рассеянный склероз - это аутоиммунное заболевание. Дело в том, что наш иммунитет и нервная система взаиморегулируют друг друга. И нарушение этого взаимодействия приводит к патологическим изменениям.

На Конгрессе прежде всего обсуждали вопросы диагностики рассеянного склероза, похожих на него нейроинфекций, опыт их специализированного лечения...

Алексей Бойко: Вы правы. И это не случайно - это основа современной персонализированной медицины.

Инициатором форума были Всероссийское общество неврологов и российское общество исследователей рассеянного склероза. А в зале конгресса порой складывалось впечатление, что иностранных участников больше, чем россиян.

Алексей Бойко: В работе Конгресса участвовало более 300 неврологов из всех регионов России. Много представителей Татарстана - здесь своя, очень сильная, школа неврологов, здесь особое внимание этой проблеме. А докладчиков было поровну - ведущих специалистов в этой области из России и более 30 ведущих мировых экспертов, которые приехали из США, Канады, Великобритании, Германии, Италии, Франции, Испании, Швейцарии, Голландии, Ирана, Турции, Польши. Все они руководители крупнейших неврологических клиник в своих странах. У всех богатый опыт научной и практической работы в этой области. Поэтому обмен мнениями был взаимно интересен.

3 млн человек в мире страдают рассеянным склерозом. Это одна из болезней цивилизации.

Очень ярким и по содержанию, и по форме было выступление Ховарда Вайнера из США.

Анатолий Бойко: Ховард Вайнер - руководитель неврологической клиники Гарвардской медицинской школы. Это - одно из самых авторитетных в мире учреждений в нашей области. Доклад Вайнера был посвящен особенностям современной диагностики рассеянного склероза, индивидуальному подходу к лечению.

Его выступление было встречено аплодисментами, но вызвало и немало вопросов. Почему?

Алексей Бойко: Потому что все препараты, которые используются для лечения рассеянного склероза, высоко специфичны. Они влияют на механизм развития патологического процесса и могут действовать только в случаях точной диагностики и индивидуального подбора препаратов. Это сейчас самая главная проблема лечения рассеянного склероза во всем мире. Потому что чем раньше начать адекватное лечение, тем лучше результат. Но надо помнить, что все эти препараты стоят огромных денег.

Именно поэтому нередко после очередного выступления о методах лечения из зала задавались вопросы о доступности и стоимости предлагаемой терапии. Это очень больная и не на конгрессах решаемая проблема. Алексей Николаевич, вы главный невролог департамента здравоохранения Москвы. Вам известна ситуация с этим заболеванием и по Москве, и по России. Как вы оцениваете вклад российских медиков в решение этой проблемы?

Алексей Бойко: В России не менее 150 тысяч больных рассеянным склерозом. Больше становится больных с хроническими нейроинфекциями. И если еще десять лет назад мы только получали результаты исследований в других странах, то сейчас ни один новый метод лечения рассеянного склероза не изучается без участия российских специалистов. У нас есть существенные подвижки в изучении наследственной предрасположенности к болезни, механизмов развития недуга, хронических нейроинфекций.

На форумах, даже самых представительных, не делается открытий. Но каждая встреча ученых и практиков вносит свою лепту в эффективность специализированной помощи. Какую пользу принес этот форум?

Алексей Бойко: Очень важен обмен мнениями и опытом. Например, российские клиники представили опыт использования более дешевых отечественных биоаналогов зарубежных препаратов. Представили свои подходы к диагностике нейроинфекций, которые реже, чем у нас, встречаются в европейских странах.

Почему?

Алексей Бойко: Да потому, что страна огромная, в одном месте клещи, в другом - особые микроорганизмы и так далее. И столько разнообразных генетических особенностей работы иммунитета. Тут не только рассеянному склерозу есть, где развернуться, но и всяческим нейроинфекциям. Их необходимо во время распознать и понять, что это не рассеянный склероз, а нейроинфекция, и значит, лечение требуется абсолютно иное.

Ваш совет: что надо делать, чтобы избежать болезни, а если она все-таки настигнет - куда идти? Что делать?

Алексей Бойко: Напомню, рассеянный склероз - не удел людей пожилого и старческого возраста. Он может начать развиваться даже у детей. Не случайно тема рассеянного склероза у детей так бурно обсуждалась на конгрессе. Так вот. Если вы заметили у себя или вашего ребенка различные неврологические нарушения, например, резкое снижение зрения, слабость в руках или ногах, нарушение чувствительности, координации движений, срочно идите к врачу. Чтобы специалисты разобрались в причинах подобных нарушений. В России в отношении медицины есть две проблемы: самодиагностика и самолечение. Запомните, рассеянный склероз ныне лечится. Это не приговор. И наш конгресс это еще раз подтвердил.

Блиц-интервью

Руководитель неврологической клиники Гарвардской медицинской школы Ховард Вайнер говорил не только о науке, но и гибельности терроризма. А в конце своего блестящего доклада о том, что в его лаборатории трудятся над созданием вакцины против рассеянного склероза, г-н Вайнер сказал: "Я хочу закончить свое выступление словом "надежда". Надеюсь на светлую жизнь".

Доктор Вайнер! Когда ждать появления вакцины против рассеянного склероза?

Ховард Вайнер: Думаю, в течение ближайших пяти - десяти лет она появится.

Вы второй раз в России. Как оцениваете состояние нашей неврологии?

Ховард Вайнер: В России ведутся очень перспективные исследования. Считаю, что у нас адекватные подходы к диагностике и лечению. Финансирование разное.

Вы говорили о гибельности терроризма, о надежде на светлую жизнь. Ваша клиника трудится над созданием вакцины против склероза. А против терроризма вакцина возможна?

Ховард Вайнер: Я не политик. Я врач. Терроризм - не состояние мозга. Это страшный менталитет. Его нужно, его необходимо менять.

Интервью: Алексей Бойко, доктор медицинских наук, профессор
"Российская газета"