Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Глаз вопиющего в пустыне

Добавлено: 2014-04-28, просмотров: 1198


Михаил Коновалов: ...И хотя речь идет о глазах, нас не слышат и не видят

Михаил Коновалов: Постоянно рекламируют аппараты и БАДы, которые якобы избавляют от катаракты. Просто заклинаю: не верьте!  Фото: Виктор Васенин/РГ
Михаил Коновалов: Постоянно рекламируют аппараты и БАДы, которые якобы избавляют от катаракты. Просто заклинаю: не верьте! Фото: Виктор Васенин/РГ
В конце 80-х годов прошлого века в Центр микрохирургии глаза к академику Святославу Федорову приезжали пациенты из разных стран, чтобы избавиться от заболеваний роговицы, пройти процедуру ее пересадки. А недавно столкнулась с тем, что в России практически негде получить такую помощь. Почему? О глазных проблемах обозреватель "РГ" беседует с учеником Святослава Федорова доктором медицинских наук, профессором Михаилом Коноваловым.

Михаил Егорович! В каких случаях требуется пересадка роговицы?

Михаил Коновалов: Роговица - наружная оболочка глаза. Это линза. В норме она прозрачна и сферична. А при глазных заболеваниях мутнеет, меняет конфигурацию. И тогда показана пересадка роговицы полностью или частично. Самое распространенное заболевание, при котором не обойтись без пересадки, - кератоконус: роговица меняет форму, истончается, человек медленно теряет зрение. И иных вариантов лечения, кроме пересадки роговицы, нигде в мире нет.

Вы ученик Федорова. В руководимой вами клинике такая операция проводится?

Михаил Коновалов: Нет. У нас нет материала для ее проведения. У нас нет лицензии для забора трупной роговицы. Купить ее тоже нельзя, так как в законодательстве существует запрет на куплю-продажу донорского материала. К сожалению, эта проблема касается и частных клиник, и государственных, которые всегда данной патологией занимались. И если раньше к нам ездили пациенты из других стран, чтобы пройти такое лечение, то теперь российские пациенты вынуждены искать место за рубежом и платить за данную операцию немалые деньги. Хотя техника проведения кератопластики отработана и не сложна. То есть проблема искусственно создана, не оправдана.

Вы ставили этот вопрос перед теми, от кого зависит его решение?

Михаил Коновалов: Вопрос постоянно муссируется на всех уровнях, на всех международных форумах. И хотя речь идет о глазах, нас не слышат и... такое впечатление, что и не видят.

Может, окосели? Кстати, косоглазие лечится?

Михаил Коновалов: Лечится, и достаточно успешно. Оно, как известно, формируется в детстве. Почему? Чаще всего это связано с отклонениями в остроте зрения, с дальнозоркостью. И в этом случае развивается сходящееся косоглазие. Ежели ребенок страдает близорукостью, то, как правило, развивается расходящееся косоглазие. А еще бывает паралитическое косоглазие. Оно результат нарушения функции глазных мышц.

Но, Михаил Егорович, не все маленькие очкарики страдают косоглазием...

Михаил Коновалов: Не все. Только те, у кого один глаз видит лучше, а другой хуже. В народе о таких глазах обычно говорят: ленивый глаз. Это очень точно. И мы, офтальмологи, стараемся избавить ребенка от лени. То есть улучшить остроту зрения на ленивом глазу. И лечение заключается в ношении правильно подобранных очков, улучшении остроты зрения на ленивом глазу. Это обычно избавляет ребенка от косоглазия. Но бывает, когда консервативные меры не дают эффекта, и тогда - хирургическое лечение.

Пересадка роговицы, косоглазие - не массовые отклонения от нормы. А вот детская близорукость, старческая дальнозоркость, катаракта, глаукома, возрастная дистрофия сетчатки...

Михаил Коновалов: Начну с катаракты. Ею в той или иной степени страдают почти все пожилые. Лечится она хорошо. Но только с помощью операции и в клинике, которая имеет на это право, а главное, специалистов. Удаляя мутный хрусталик, пациенту имплантируется прозрачный искусственный. Во времена Святослава Николаевича наша страна была полностью обеспечена отечественными искусственными хрусталиками. Теперь используем в основном импортные. К сожалению. Два слова о рекламе. Постоянно рекламируют некие аппараты, пищевые добавки, которые способствуют избавлению от катаракты. Просто заклинаю: не верьте! Катаракту можно лечить только хирургическим путем и в специализированном учреждении.

Глазных проблем все больше. Этому есть объяснение: никогда не было такой нагрузки на глаза. Все чуть ли не с младенчества сидят в Интернете. Глаза - первые жертвы прогресса.

Михаил Коновалов: У меня пятеро детей. Мой младший сын Егор, которому сейчас пять лет, пользуется айпадом с полутора лет. Как врач, понимаю, чем это чревато. Но отлучить его от айпада нереально. Хотя статистика... К окончанию школьного образования 30 процентов учащихся страдают близорукостью. И с этим ничего не сделать. Нужно лишь вовремя обратиться к специалисту, подобрать очки или контактные линзы. И родители, обращаюсь прежде всего к вам: разговоры о том, что ношение очков и контактных линз способствует прогрессированию близорукости, ошибочно. Все с точностью наоборот. Ребенка, даже если нет намека на глазные болезни, обязательно надо показать врачу.

В солнечные дни, в поездках в жаркие страны солнцезащитные очки нужно носить?

Михаил Коновалов: Ультрафиолет пагубно действует на сетчатку и хрусталик. От солнца глаза нужно защищать обязательно. Важно качество линз. В них должна быть ультрафиолетовая защита. Просто очки с темными линзами, но без ультрафиолетовой защиты, могут навредить.

Напомню недавний случай, когда в редакцию обратилась молодая женщина, у которой опухоль зрительного нерва. Попросила вас проконсультировать. Вы подтвердили: опухоль, надо оперировать. Но в проведении операции отказали, сославшись на закон. Я обращалась в государственные офтальмологические клиники. Оперировать никто не брался. Прооперировали в НИИ нейрохирургии имени Бурденко. Считаете, это нормальная ситуация?

Михаил Коновалов: Не считаю. Это беда офтальмологической службы. Есть правило: всех, у кого подозревается онкологическое заболевание глаз, обязаны консультировать в государственном специализированном отделении. У частных клиник права лечить онкологических пациентов нет. Хотя на Западе такие операции в основном удел частных клиник. Такие операции должны стать практикой и государственных, и частных клиник. Тогда возникает борьба за повышение качества помощи. А уж как важно оно в глазном деле, говорить излишне: 90 процентов информации мы получаем благодаря глазам.

"Российская газета"