Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Минутное дело

Добавлено: 2014-06-19, просмотров: 1154


В Москве собрались "сердечные" специалисты

В Москве проходит ХVI Московский Международный конгресс по рентгенэндоваскулярной диагностике и лечению.

Основной метод лечения острого инфаркта миокарда - экстренное выполнение стентирования закрытой коронарной артерии. Как сделать его доступным и более эффективным? Этому каждый год посвящаются специальные международные форумы, которые организует академик Баграт Алекян. С ним беседует обозреватель "РГ".

Баграт Гегамович! Вы как-то сказали, что для спасения человека, на которого обрушился инфаркт миокарда, нужно не более 90 минут?

Баграт Алекян: За этими минутами, без преувеличения, жизнь человека. Надо успеть не только диагностировать инфаркт, но и молниеносно госпитализировать человека в специализированное отделение, в котором умеют проводить стентирование коронарных артерий. Подчеркиваю: в специализированное. К сожалению, нередко такой возможности нет, больного госпитализируют в обычную кардиологию и... Не будем говорить о печальном.

Баграт! Я недавно вернулась из Чехии. Там мне сказали, - с трудом в это верится, - что в Чехии создана такая система оказания помощи больным с острым инфарктом миокарда, что 95 процентов больных с этой патологией госпитализируются в специализированные центры, где и выполняется стентирование. Российская статистка сопоставима с чешской?

Баграт Алекян: В 2005 году в России мы прооперировали 4500 больных с острым коронарным синдромом. За последние восемь лет благодаря национальной программе здоровья и программе лечения больных с острыми сосудистыми болезнями произошел колоссальный прорыв в нашей области, и в 2013 году в 202 центрах по эндоваскулярному лечению в России прооперированы 41 тысяча больных. Рост почти в десять раз. Однако... Однако это всего 5,5 процента тех, кто в этой операции нуждается. А 95 процентов получали обычную консервативную терапию с не лучшими результатами. Вот и сопоставьте статистику Чехии с нашей. А известно, что летальность при стентировании коронарных артерий у больных с острым инфарктом не превышает пяти процентов. При обычной же консервативной терапии летальность до 20 процентов. Даже в США, даже в развитых европейских странах нет показателей таких, как в Чехии. Нам, по большому счету, необходимо каждый год выполнять 250 тысяч стентирований...

В чем же секрет чехов? Нам подобные результаты светят или нет?

Баграт Алекян: Тех 202 центров, о которых я сказал, достаточно, чтобы такой прорыв произошел. Что же мешает? Необходима правовая база, документы, которые бы обязывали местные органы здравоохранения госпитализировать этих пациентов только в специализированные центры. Кроме того, совершенно необходимо, чтобы эти центры работали 24 часа в сутки семь дней в неделю и 365 дней в году. Иного для спасения жизни в подобных ситуациях не дано.

Предположим, станут так работать. А кадры? Вы же не случайно проводите свои курсы. В прошлом году была на них. Видела, как лучшие специалисты со всего мира проводят показательные операции, мастер-классы, читают лекции... Значит, потребность в них не уходит...

Баграт Алекян: И никогда не уйдет. Неизбежна постоянная смена кадров - кто-то стареет, ему требуется достойная замена. И замену надо учить. Конечно, хорошо, что наша специальность введена в перечень обязательных медицинских специальностей. Но мало однажды получить диплом о ее овладении. Постоянно меняются ее возможности. Их надо учитывать, их надо уметь применять. Хотите цифры? В 2004 году в России было всего 248 специалистов в нашей области. В прошлом году их стало 1050. Но все равно кадровый голод испытываем.

А есть какие-то меры привлечения в вашу специальность? Она же малоизвестна. А значит, и малопривлекательна?

Баграт Алекян: Ирина! Я могу обидеться. Как это наша специальность малопривлекательна? Она привлекательна хотя бы тем, что практически молниеносно демонстрирует результат вмешательства - спасение пациента. К тому же появляются новые методы, новые технологии. Скажем, протезируем аортальный клапан без разреза грудной клетки. Аневризму аорты лечим вообще без разрезов. Это же просто революция в спасении тяжелейших больных.

А правда или это из области досужих домыслов, что американские специалисты изъявили желание стать соучредителями и соучастниками тех курсов, которые вы проводите в Москве?

Баграт Алекян: Американцы так просто ничего не делают - они великолепные прагматики. Раньше они как бы приглядывались к нам, участвовали в наших курсах, но не были их организаторами и учредителями. Но в 2011 году к нам обратился фонд сердечно-сосудистых исследований США с предложением проводить эти курсы вместе с нашим обществом специалистов по эндоваскулярной диагностике и лечению. И теперь у наших курсов два президента - академик Лео Бокерия и президент фонда сердечно-сосудистых исследований США Грегг Стоун. В прошлом году на курсах было 1100 участников. В этом чуть больше. Уже третий год на курсах идет обучение по специальной программе медицинских сестер. Лекции для них читают крупнейшие зарубежные и российские специалисты. Отмечаю это потому, что при любых вмешательствах в дела сердечные очень важно умение выходить. И тут роль медицинской сестры невозможно переоценить.

Вопрос не совсем по теме. Баграт! Над вами не довлеют эти 90 минут? Вы не жалеете, что именно данной области медицины отдали предпочтение?

Баграт Алекян: А что может быть прекраснее?.. Человек был на грани жизни и смерти. Я уложился в эти 90 минут. А если учесть, что многие пациенты поступают в более поздние сроки, а мы их все-таки спасаем... Нет ничего лучше нашей специальности.

"Российская газета"