Сергей Данкверт: Евросоюз продолжает незаконно ввозить в Россию санкционные продукты


Текст: Александра Воздвиженская

От 5 процентов продуктов, которые в фурах приезжают из Белоруссии по реэкспорту, РФ отказывается. Фото: Виктор Погонцев/ РГ
От 5 процентов продуктов, которые в фурах приезжают из Белоруссии по реэкспорту, РФ отказывается. Фото: Виктор Погонцев/ РГ
На российских прилавках уже появились малайзийская рыба, цитрусовые фрукты из стран Африки и чилийский сыр, а в ближайшее время ассортимент пополнят иранская икра и охлажденная рыба, а также форель из Омана и греческая брынза.

Пока же отечественные специалисты делают все возможное, чтобы потребители получили качественную продукцию из некоторых стран Евросоюза, которые готовятся к снятию ограничений на импорт продуктов в Россию. Но ЕС ведет себя нецивилизованно, отправляя транзитом запрещенные продукты и потворствуя в нарушениях странам, которые граничат с Белоруссией.

Как с этим бороться, рассказал журналистам глава Россельхознадзора Сергей Данкверт, который вчера был гостем редакции "Российской газеты".

Сергей Алексеевич, как прошли выездные проверки наших специалистов в ЕС, качественную ли они готовят для поставок продукцию и готовы ли к отмене продовольственного эмбарго?

Сергей Данкверт: Если в Венгрии были аттестованы 90 предприятий, то даже после снятия ответных мер у них смогут начать поставки 15, которые мы проверили. Будем чаще туда ездить - может, будет больше. Но мы не можем ездить только в одну Венгрию, когда у нас есть масса других стран. Исходя из этого, объективно то же самое и по Кипру, и по Греции. Кипр в основном поставлял нам растениеводческую продукцию (было шесть предприятий, а выйти на российский рынок смогут два), животноводческой там вообще нет.

В случае отмены продовольственного эмбарго доступ в Россию получит только каждый пятый поставщик из ЕС

По Греции - аналогично. В первую очередь, это клубника и косточковые фрукты - абрикосы, персики, нектарины. Греческие животноводческие предприятия были аттестованы (около 20 предприятий), но это единицы, которые мы успели проверить и которые после отмены ответных мер могут быть восстановлены. Если взять общее количество, оно примерно составляет 20 процентов от того, что было. В это же время наши инспекторы были в Германии, Франции, Дании и Голландии. По несанкционной продукции мы подписали соответствующие документы, но это было тогда, когда наши коллеги в Еврокомиссии не стали воспринимать это как угрозу экономического раскола ЕС.

Поэтому мы сейчас в таком состоянии, что мы съездили, посмотрели, лишний раз убедились, что сегодня отвечать требованиям Таможенного союза на 100 процентов, которые когда-то были гарантированы, почти никто не в состоянии. 50, максимум - 60 процентов.

И мы всегда были ориентированы на то, что если национальные ветеринарные службы не могут обеспечить безопасность продукции до конца, нужны дополнительные меры.

В конце апреля стало известно, что Россия может запретить импорт цветов, которые привозят реэкспортом из ЕС, и продолжает бороться с незаконным транзитом санкционных сыров и мяса. Как мы можем противостоять нелегальным поставкам?

Сергей Данкверт: Мы стараемся делать все возможное. Из 34 тысяч машин, которые приехали с грузом из Белоруссии по реэкспортным сертификатам, мы вернули где-то 1,7 тысячи. Но что они делают с ними дальше, мы не знаем. Много продукции растаможивается в Белоруссии, из-за чего мы начали выстраивать систему электронного подтверждения, в которой уже участвуют 10 стран, в том числе Сербия.

Происходит подделка сертификатов, и наши коллеги в ЕС этому потворствуют, делают это все на территории нескольких стран, которые граничат с Белоруссией и Россией. Допустим, номер сертификата - 1020. Он идет к нам и сделан так, что не отличишь от настоящего. Только "1020" на самом деле ушел во Францию с томатами, а к нам пришел с помидорами или огурцами. По контракту на поставку бетонной смеси приходит шпик из Германии, что очень странно, потому что бетонная смесь стоит дешевле, чем мясо.

Мы не можем понять, как все это происходит в таком цивилизованном месте, как ЕС, и почему таможенник, который отправляет бетонную смесь и ставит печать на документе, допускает такое. Таких контейнеров у нас задержано 44, ни по одному расследования нет. 270 машин, которые шли из ЕС с мясом и переехали Белоруссию, стали бразильским мясом.

Но мы терпеливые и шаг за шагом все равно продвигаемся. Единственное, что мешает, - это законодательство, в котором нужно упростить эту схему. Мы передаем мясо в наше агентство по управлению имуществом, оно везет на завод по переработке, а по дороге все оказывается на рынке. Поэтому во всех цивилизованных странах, если документов нет, груз сразу уничтожается.

Сообщалось, что Россия и Иран будут работать по бартеру. Мы им поставляем зерно, а они нам - сыры, рыбу и мясо. Как идут переговоры?

Сергей Данкверт: Бартерные сделки могут иметь место, когда государство принимает такие решения. Но мы в первую очередь работаем на то, чтобы решения, которые мы принимаем, были использованы участниками рынка. А с ними договориться о том, что оттуда привозим мясо птицы, а туда отсылаем зерно - это лишняя головная боль.

Но благодаря тому, что против нас были введены санкции, мы ряд стран открыли как серьезных поставщиков. И чем дольше длятся те меры, которые против России в сельском хозяйстве сегодня использует Запад, тем быстрее мы замещаем импорт. За следующий год действия продэмбарго, после августа 2015-го, мы уже забудем и об ограничениях, и о той продукции, которую нам поставляли.

По птице Иран сегодня входит в шестерку производителей. Но мы никогда не рассматривали его всерьез, потому что были сложившиеся отношения с Европой, Южной Америкой, США и Канадой - продукция шла оттуда. Потом мы открыли для себя и Таиланд, где высоко интегрированные предприятия и по птицеводству, и по свиноводству.

Чем накормят россиян?

Малайзия уже начала поставлять на российские прилавки рыбу, а Индонезия и Таиланд значительно расширили ассортимент продуктов, которые полюбились потребителям, рассказал также глава Россельхознадзора. Африканские страны делают ставку на цитрусовые фрукты, а сербские производители - на те товары, которые всегда пользуются стабильным спросом.

Южная Америка дала большие приросты той продукции, которой никогда не было: теперь в магазинах мы можем увидеть уругвайский и аргентинский сыр, чилийскую молочную продукцию. А Тунис и Марокко поставляют в Россию устрицы.

Работа с иранскими коллегами идет полным ходом: там прорабатывается вопрос импорта икры и охлажденной рыбы. Оман хочет познакомить россиян с форелью собственного производства, и у нас в этом плане границ нет, отметил Сергей Данкверт. "Мы вынуждены работать, и наши люди, когда ездят в эти страны, отрабатывают сразу две цели - по экспорту и по импорту. Нельзя работать так, как мы делали это раньше, - приезжать и спрашивать, как купить, но не продать. Теперь намечается некий баланс", - пояснил он.

Так, среди главных итогов последних лет - резкое сокращение ввоза мяса из-за рубежа. В 2013 году мы закупали 2,35 миллиона тонн подобной продукции у иностранцев, а теперь этот показатель не превышает 1,64 миллиона тонн. С другой стороны, Россия расширяет географию импорта, в том числе благодаря Белоруссии, которая увеличивает молочное производство

"У нас были дискуссии о том, что они закупаются в Евросоюзе, но это естественный процесс - всем хочется заработать. Но если это объективно и разрешено, значит, можно. Сейчас этот вопрос урегулирован", - заключил Сергей Данкверт.

"Российская газета"
Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Яблоки раздора

Добавлено: 2015-05-20, просмотров: 484