Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Сердечный прием

Добавлено: 2015-06-02, просмотров: 684


Евгений Чазов: В нашем кардиоцентре лечатся и всемирно известные, и самые обычные пациенты

Евгений Чазов: Наше здравоохранение должно быть уникальным и не равняться в организационных вопросах на здравоохранение других стран. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ
Евгений Чазов: Наше здравоохранение должно быть уникальным и не равняться в организационных вопросах на здравоохранение других стран. Фото: Аркадий Колыбалов/ РГ
Сегодня Российскому кардиологическому научно-производственному комплексу исполняется 70 лет. Накануне я встретилась с его директором - выдающимся ученым, кардиологом академиком Евгением Чазовым.

Евгений Иванович подарил мне свою книгу "Жизнь прожить - не поле перейти". Читается как захватывающий роман. В нем прочла: "Я помню, как после открытия построенного кардиокомплекса в 1982 году в популярной газете "Нью-Йорк таймс" появилась статья "Городок кардиологов под Москвой" с дифирамбами в наш адрес. Да это и было понятно, если сравнивать наш кардиокомплекс с американским кардиологическим центром - Институтом сердца, легких и крови в Бетезде, под Вашингтоном, напоминающим простую больницу".

Американцы ничего не преувеличивали. Их уже тогда изумлял этот огромный кардиокомплекс, вобравший в себя научные исследования практически по всем основным направлениям кардиологии.

- В 80-е годы в рамках государственного договора российские кардиологи тесно сотрудничали с американскими коллегами, проводили совместные научные работы, симпозиумы, - говорит Евгений Иванович. - И естественен был интерес американской печати к нам.

История становления комплекса - это не только летопись возникновения и развития кардиологии в нашей стране. Это важнейшая глава в истории всей отечественной медицинской науки, отечественной службы здоровья.

А началась она в 1945 году. В год Великой Победы, в год начала восстановления страны после тяжелой борьбы против фашистской агрессии. Еще в апреле принимается решение открыть в составе сформированной Академии медицинских наук (АМН СССР) Институт экспериментальной и клинической терапии. Ему предназначено было решать проблемы медицины внутренних болезней. Первым директором института стал известный терапевт академик РАМН Владимир Зеленин. Через три года на этой должности его сменил молодой, но очень талантливый ученый и врач, впоследствии академик Александр Мясников. При нем научные исследования были посвящены прежде всего гипертонической болезни и атеросклерозу.

Институт в ту пору был совсем небольшой, ютился в районе Сухаревки. Возможности Александра Леонидовича и его коллег были ограничены. Тем не менее уже тогда институт стал ведущим в стране учреждением по изучению проблем сердечно-сосудистой патологии. Большинство выполненных здесь исследований были приоритетными для СССР, велись на международном уровне. Под руководством Мясникова сформировалась отечественная школа кардиологов.

В 1959 году по велению Никиты Хрущева было закрыто несколько министерств. И большое здание министерства судостроения передали институту Мясникова. Вместо двух клинических отделов стало пять. Появилось больше коек. Иными словами, переезд означал создание новых отделений, экспериментальных и клинических лабораторий.

Исследования коронарного кровообращения и его регуляция, почечное кровообращение и гипертония, сократительная функция сердца, механорецепторы сердца в норме и при ишемии, стресс и регуляция артериального давления, клеточная электрофизиология сердца и аритмии... Вот такой перечень. Не уверена, что полный. И я снова цитирую Евгения Ивановича:

"Надо отдать должное Александру Леонидовичу Мясникову. Он быстро и безошибочно определял значимость того или иного метода лечения, какого-то нового направления или принципа в науке и медицине. Он, не задумываясь, смело поддержал предложение о необходимости пересмотра системы лечения больных с инфарктом миокарда с внедрением принципа ранней их госпитализации в специализированные отделения".

И не могло быть иначе. Могло быть только так: Институт кардиологии носит имя великого Мясникова.

60-е - 70-е годы прошлого века - время глубоких исследований по атеросклерозу и инфаркту миокарда. В 1963 году впервые в стране и одним из первых в мире создается специализированное отделение для лечения больных острым инфарктом миокарда с палатой интенсивного наблюдения. Это уже детище самого Чазова и его сотрудников.

В прошлом году вышел в "свет" препарат, который помогает справиться с нарушением ритма сердца. Шли к нему 12 лет

Наверное, у каждого научного учреждения есть свои знаменательные даты. Есть такие и у нашего юбиляра. Одна из них 5 июня 1975 года. В этот день в отделении неотложной кардиологии, чтобы спасти пациента, впервые в мире больному с инфарктом миокарда был произведен тромболизис с помощью внутрикоронарного введения фибринолизина. А проще говоря, появился признанный во всем мире, а созданный именно здесь принципиально новый метод лечения - тромболитическая терапия. Метод стал использоваться при инфаркте миокарда на догоспитальном этапе кардиологическими бригадами "скорой помощи".

Прошло много лет. Евгений Иванович вспоминает, как в большом зале заседаний в Далласе собралось около 10 тысяч членов Американской ассоциации сердца. Среди десяти ученых мира всех времен прозвучало и имя русского профессора Чазова как создателя метода тромболитической терапии.

Одновременно с внедрением в практику тромболитической терапии в институте разрабатывалась система реабилитации больных, перенесших острый инфаркт миокарда, велись исследования по хронической ишемической болезни сердца.

В 1965 году Александр Мясников скоропостижно скончался. И директором института стал его ученик - тогда профессор Евгений Чазов. А после того как Евгения Ивановича назначили начальником Четвертого Главного управления при Министерстве здравоохранения СССР, то бишь кремлевской медицины, директором института стал профессор Игорь Шхвацабая.

Шли исследования возможностей диагностики и лечения вторичных форм артериальной гипертонии. Появилась экспериментальная лаборатория электрофизиологии сердца. Вместе с Институтом фармакологии АМН СССР были созданы два антиаритмических препарата - этмозин и этацизин. Одними из первых в стране здесь стали проводить операции по имплантации искусственных водителей ритма. Открыли лаборатории физиологии кровообращения, физиологии сердца, которые переросли в отдел физиологии Института экспериментальной кардиологии...

Еще одна дата - 16 мая 1973 года. Проведено первое клиническое эхокардиографическое исследование. Оно, результат появления в науке и врачевании метода эхокардиографии, и стало возможным благодаря настойчивости освоения, внедрения метода профессором Юрием Беленковым. Теперь метод ультразвукового исследования сердца, можно сказать, на потоке. Без него немыслима неинвазивная диагностика пороков сердца, кардиомиопатий, оценка функционального состояния сердца и сосудов.

Крым. В последний год жизни больного генсека Леонида Брежнева всегда был рядом доктор Чазов. Фото: Из личного архива Евгения Чазова

В 1975 году по постановлению Совмина Институт кардиологии имени Мясникова получает новый статус: отныне он Всесоюзный кардиологический научный центр (ВКНЦ) АМН СССР. А возглавил центр его основатель, академик, Герой Социалистического труда, лауреат Государственной премии Евгений Чазов. Центр становится головным учреждением и координатором научных исследований по кардиологии в стране. В это время идет строительство того самого комплекса из соединенных между собой зданий, который, без преувеличения, известен сегодня кардиологам всего мира.

Комплекс справил новоселье в 1982 году. В новых стенах разрабатывался метод баллонной ангиопластики почечных и коронарных артерий. Был создан отдел магнитно-резонансной томографии. В 1984 году открылось современное отделение кардиохирургии, которое возглавил тогда профессор, а ныне академик Ренат Акчурин. К слову, именно здесь, именно Ренат Сулейманович в 1996 году оперировал сердце президента Бориса Ельцина. Об этой операции, об акчуринской команде, команде медиков центра, мы тогда подробно рассказали в газете. Еще одно событие восьмидесятых годов по той простой причине, что связано оно с другом нашей газеты - Героем Советского Союза, космонавтом, профессором Олегом Атьковым. В ту пору он был сотрудником кардиоцентра. Олег Юрьевич не просто слетал в космос - отработал на борту орбитальной станции "Салют-7" 247 суток!

А потом был распад Советского Союза... ВКНЦ стал называться Кардиологическим научным центром РАМН, а затем Российским кардиологическим научно-производственным комплексом Минздрава РФ. Да, менялись названия. Но оставалось, остается и ныне самое главное: мощный научный и клинический потенциал. Он уникален еще и потому, что при нем завод по производству лекарств. Сейчас он выпускает 10 препаратов, созданных здешними сотрудниками. И еще потому, что при нем виварий, без которого невозможны новые лекарства. В прошлом году вышел "в свет" препарат, который помогает справиться с нарушением ритма сердца. Шли к нему 12 лет. В этом году закончили создание лекарства для лечения сложных случаев артериальной гипертонии. Испытания оно прошло в кардиоцентре, а теперь передано в два учреждения - во Второй московский медицинский институт и Томский кардиоцентр. Евгений Иванович надеется, что на следующий год начнется массовый выпуск препарата.

Совсем не юбилейная нота

- Еще масса проблем с научными исследованиями от поиска нераскрытых механизмов функционирования некоторых систем организма до создания лекарственных препаратов, эффективность которых уже видна, а у одного из них есть уже название - "оксакон", - говорит Евгений Чазов. - Но как бы восприняли обсуждение одного очень интересного нового направления в медицине, когда моя сотрудница заявила: "Евгений Иванович, ведь по результатам этого исследования, может быть, будет получена вакцина, предупреждающая активизацию и развитие атеросклероза".

Первая реакция, которая возникла у меня: вот уж инфекционисты и иммунологи посмеялись бы при нашем заявлении, что мы работаем над созданием такой вакцины. Но буквально через несколько минут я осознал, что это действительно возможное, хотя и трудное направление, и жалко, если не смогу хотя бы начать этот поиск со своими сотрудниками.

Евгений Иванович подвел меня к окну своего директорского кабинета:

- Видите этот долгострой? Почти тринадцать лет веду борьбу за создание в нашем кардиоцентре центра гериатрии и реабилитации. Пережил два инвестиционных контракта с частным капиталом. Обращался в государственные организации. Частный капитал десять лет собирался строить центр. Обманул. Разорился. Сейчас проблема рассматривается в нескольких государственных учреждениях. Что будет, я не знаю. А ветераны, которые много сделали для нашей страны, для народа ждут создания этого центра.

Такая вот грустная, совсем не юбилейная нота. Как может что-то не получаться у самого Чазова? С его-то авторитетом, регалиями, наконец, личными связями с сильными мира сего?

Каждый раз, когда приезжаю в кардиоцентр, отмечаю про себя какой-то особый настрой этого учреждения. Сколько известных всему миру, сколько никому не известных прошли здесь обследование, лечение, скольких здесь вернули к жизни... Менялись сотрудники. Но всегда в раздевалке у входа вежливо объясняют, как к кому пройти. Не только театр начинается с вешалки? Мне кажется, не сыскать другое такое учреждение, в котором у директора 56 лет один и тот же секретарь. Такое возможно только у сегодняшнего юбиляра, у директора Евгения Чазова секретарь Евгения Гавриловна Мягкова...

Спросила у Евгения Ивановича:

- Случайность или нет, именно 2015 год - юбилейный для центра - объявлен годом борьбы с сердечно-сосудистыми заболеваниями?

- Как-то не думал об этом. С болезнями надо бороться всегда. Сегодня трудно предугадать, каким путем в конечном итоге будет развиваться наше здравоохранение и каким оно будет через 30 - 40 лет. Но я все-таки верю, что и властные структуры, и медицинское сообщество поймут, что наше здравоохранение в уникальной стране России тоже должно быть уникальным и не равняться в организационных вопросах на здравоохранение других стран.

"Российская газета" - Столичный выпуск