Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Доктор экономических наук Валентина Неганова: инициатива властей ограничить численность скота на подворьях граждан вызовет крайне негативную реакцию общества

Добавлено: 2015-09-10, просмотров: 543


Екатеринбург. Не успел пройти шок от уничтожения тысяч тонн санкционных продуктов, как поступил новый почин по части продовольствия — ввести ограничения численности скота в личном пользовании граждан.

Проработать введение лимита поручил правительству Дмитрий Медведев. Смысл затеи — выявить коммерческие предприятия, маскирующиеся под личные подсобные хозяйства. Заниматься определением лимита на поголовье животных будут Минсельхоз, Минэкономразвития и Минфин. Срок им отведен  до 23 сентября, то есть осталось чуть больше месяца. Как отмечают инициаторы нововведения, идея возникла из-за того, что в России участились случаи, когда под видом личных подсобных хозяйств работают предприятия со стадами в сотни голов.

Каким будет ограничение, остается только догадываться. Цифры звучат разные — от 2 до 5 единиц крупного рогатого скота на одно подворье. Собственно, чтобы долго не ломать голову, можно обратиться к «опыту» советских времен. Благо он на удивление богат. В 1935 году колхозникам дозволялось иметь в хозяйстве только одну корову, не больше двух голов молодняка и одну свиноматку. С 1959 года по личному указанию Хрущева гражданам и вовсе запретили держать скот, резко урезали приусадебные участки. Начался массовый забой скота в деревнях. Старые люди до сих пор вспоминают, как со слезами на глазах пускали под нож кормилиц-коров, резали свиней, только чтобы выполнить волю партии и государства. И это притом, что по статистике две трети мяса на тот момент производилось именно в личных подсобных хозяйствах и 50% всего объема молока.

Но если до указа Н.Хрущева в каждом без исключения деревенском хозяйстве обязательно держали скот (он позволял и семью кормить, с проданных излишков продукции можно было детей в школу обуть-одеть, да и вообще, если не держишь корову, тебя считали бы редкостным лентяем, и не было бы тебе житья в деревне), то сегодня ситуация принципиально иная. Где власти в принципе обнаружили тучные стада скота, маскирующиеся под личные?! Возможно, в Ставропольском крае, губернатор которого изначально выступил со странной инициативой, какие-то единичные факты найти и удалось.

Спорить не будем. Но только не у нас, на Урале, где численность скота в личном пользовании и без того стремительно сокращается из года в год. Так, по данным Облстата, в 2013 году в личном пользовании граждан было 16 тыс. коров. Сегодня набирается всего порядка 11 тыс. Сокращение идет на 1,5—2 тыс. голов ежегодно. Естественным путем, без всякого забоя. Ибо если бы власти подошли к проблеме не абстрактно-умозрительно, а копнули бы в самый ее корень, то обнаружили бы, что держать сегодня корову в деревне — это в некотором роде подвиг. Это вам не идиллическая пастораль из рекламного ролика про буренку, зеленую травку и парное молоко.

— Вообще-то для этой буренки нужно заготовить корма на зиму — а это не меньше 4—5 тонн сена, а еще лучше не меньше 8, если хотим, чтобы она давала хороший удой, — отмечает заведующая Сектором развития агропродовольственных систем и маркетинговых исследований Института экономики УрО РАН, доктор экономических наук Валентина Неганова. — Для нее также нужно закупить тонну комбикормов и порядка 600 килограммов овощей. Я даже не беру во внимание, что для нее надо выстроить теплое помещение, что необходим каждодневный тяжкий ручной труд по уходу за ней, что периодически она нуждается в обслуживании ветеринара, на что тоже нужны деньги. Какой, скажите, частник способен обеспечить все эти условия для содержания животного? Сегодня не советское время, когда выкосить покос и вывезти сено помогал техникой близлежащий колхоз, сейчас каждый сам за себя. Поэтому и держат скот главным образом энтузиасты этого тяжкого и неблагодарного дела, — заключает эксперт.

Эксперт подсчитала, что выгода от личного подворья в настоящее время практически нулевая — это типичное натуральное хозяйство, позволяющее прокормить свою семью, и то далеко не всем спектром необходимых продуктов. Чтобы исследовать ситуацию, посмотреть, сколько скота сегодня в личном пользовании граждан, достаточно проехать по селам региона.

В 40—50-километровой зоне от Екатеринбурга уже с большим трудом можно купить молоко у частников. Если какая-то старушка и продает, то все клиенты у нее давно расписаны. Ибо молоко полноценное, живое, в отличие от порошкового в магазине. Показательно, что цены бабульки стесняются завышать, продают молоко по 40—50 рублей за литр, то есть примерно по стоимости магазинного, хотя по ценности самого продукта оно явно не сравнится с суррогатом в пакетах. Признаюсь, я сама долгое время покупала по выходным молоко в одном из поселков Сысертского района. Но вот уже два года как хозяйка с мужем не держат корову. Причина все та же — тяжело и невыгодно. Держали в основном ради детей, немного продавали. Дети выросли, и корову продали, за ненадобностью… Сегодня осталось на весь большой поселок с населением около шести тысяч человек разве что десятка полтора коров в личном пользовании граждан. Так о каких стадах речь? И о каком, простите, раскулачивании? Поощрять бы надо этот труд, всячески приветствовать. Может, и кормами помогать. А у нас того и гляди, пойдут по дворам считать коров. И не дай бог, если окажется больше двух.

Инициатива по введению лимитов не просто странная, рожденная в благополучии кабинетов, но и крайне социально, да и экономически вредная. Зачем вводить лимит? Если власти видят, что налицо все признаки большого хозяйства, что коров у частника целая ферма, не проще ли предложить ему оформить бумаги как полагается? И опять же помогать, стимулировать его труд, а не искоренять. Даже если взять крайний случай, когда владелец с десятка коров не платит налоги, хорошо уже и то, что он кормит свою семью. И все ее члены заняты, то есть, по сути, обеспечены рабочими местами. Или у нас в глубинке с работой нет проблем? Да нет, подавляющее большинство территорий дотационные, живут за счет перераспределения бюджетного пирога внутри региона и страны в целом. При этом ситуация в экономике и без того крайне сложная, так стоит ли ее усугублять такими крайне топорными методами?

Сегодня доходы от ведения натурального хозяйства в общей структуре доходов населения области составляют, по данным Облстата, 2,3%. Для сравнения: в 2006 году эта доля составляла 3,5%. Как отмечают аналитики, с одной стороны, сокращение доли натурального хозяйства говорит о том, что страна развивается, но с другой — в сложные времена натуральное хозяйство помогает населению легче пережить возникающие трудности, связанные с потерей работы, снижением доходов.

КСТАТИ:

22 мая 1957 г. Никита Хрущев в речи на совещании работников сельского хозяйства выступил с лозунгом «Догнать и перегнать Америку!» по всем экономическим показателям, а также построить коммунизм к 1980 году. В этой речи Н. Хрущев, предложил за три года утроить производство мяса в стране. В конце 1958 г. всем обкомам КПСС было разослано указание о принятии «решительных мер» для увеличения производства мяса в 1959 году.

В ответ первый секретарь Рязанского обкома А. Ларионов выступил с амбициозным заявлением, пообещав за один год утроить государственные заготовки мяса в области. Обещания, несмотря на их нереальность, были утверждены областной партийной конференцией. На «вызов» ответили несколько других областей. Рязанская область не успела еще приступить к реализации грандиозной программы, как на нее посыпались награды. В феврале 1959 года она получила орден Ленина. А.Ларионов в декабре того же года стал Героем Социалистического Труда.

Чтобы сдержать обещание, обком партии распорядился забить весь приплод скота за 1959 год, а также большую часть молочного стада и производителей, «присовокупив» под расписку весь скот, выращенный колхозниками в своих хозяйствах. Однако даже этих мер было недостаточно, в связи с чем были организованы закупки скота в соседних областях за счет средств из общественных фондов, предназначенных для приобретения машин, строительства школ и т. д. 16 декабря местные власти торжественно рапортовали о стопроцентном выполнении плана: область «продала» государству 150 тыс. тонн мяса, в три раза превысив поставку предыдущего года.

Н.Хрущев в своем выступлении возносил Рязанскую область, которая за год увеличила производство в 3,8 раза, а заготовки в 3 раза. Критиковать рязанцев нельзя было. Это бы восприняли как крамолу. Но большинство понимало — это авантюра, которая быстро с треском провалилась. В 1960 году заготовки не превысили 30 тыс. тонн: после массового забоя предыдущего года поголовье уменьшилось по сравнению с 1958 г. на 65%. Колхозники, у которых под расписку «временно» изъяли скот, отказывались обрабатывать колхозные земли, что привело к падению производства зерна на 50%. К концу 1960 года скрывать катастрофу стало невозможно. 22 сентября 1960 года, после разоблачения обмана, Ларионов застрелился.

Источник: газета «Уральский рабочий»