Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Смартфон вызывали?

Добавлено: 2017-05-15, просмотров: 70


Цифровая медицина: все "за" и "против"
Как снять ЭКГ с помощью смартфона? Нужен ли врачам тотальный онлайн? Чем "живет" цифровая медицина на Западе? Об этом шла речь на международной конференции в МГУ им. М.В. Ломоносова, прошедшей в рамках Года науки и образования Великобритании и России. Корреспондент "РГ" беседует с доктором Иланом Либерманом, клиническим директором по стратегической интеграции в госпитале Университета Южного Манчестера.

Информационные банки онкогеномов, "виртуальный доктор" в гаджетах... Эра цифровой медицины уже наступила?

Илан Либерман: Большинство врачей относятся к ней очень осторожно, так как несут огромную ответственность за здоровье пациента. Нельзя назначать экспериментальную терапию или новое лекарство, если не изучены побочные эффекты, если не собрана доказательная база. Также и с цифровой медициной. Однако иногда польза технологий очевидна. Например, электронный доступ к истории болезни.

В России большая часть медицинской информации о пациентах хранится на бумаге. Нужен ли тотальный переход в "цифру"?

Илан Либерман: Да, нужен. Тема особенно актуальна для пациентов с хроническими заболеваниями: сердечно-сосудистыми, психическими расстройствами, сбоями в работе печени и легких... Нужно, чтобы у таких пациентов была единая электронная карта, доступная всем наблюдающим их специалистам. В ближайшие 18 месяцев все истории болезни в Великобритании станут доступны врачам онлайн. Думаю, этого можно достичь и в России: здесь работают очень сильные программисты, и есть все возможности для разработки эффективных информационных медицинских систем. Более того, я знаю, что российские программные решения используются в Европе.

Конечно, в сфере цифровой медицины есть и свои сложности. Скажем, в деревне, где нет доступа в интернет, нет смысла использовать высокотехнологичные гаджеты и сервисы.

В тренде - модные слова: M-health, E-health... Что это такое?

Илан Либерман: Это бесполезные термины, которые только путают людей. M-health, E-health - просто улучшенные сервисы для общения, которые работают по принципу Фейсбука. Например, видеочаты, в которых больной обменивается сообщениями с врачом, и группы взаимной поддержки онлайн. В Америке и Нидерландах уже собрана убедительная доказательная база, что они эффективно помогают людям с психическими расстройствами. Конкретный пример - Ассоциация ветеранов США использует мобильное приложение для того, чтобы помогать бывшим военным бороться с депрессией.

Если "прочитать" геном пациента, можно быстро определить, какой препарат ему лучше всего подойдет

Еще одно направление - пассивное наблюдение за пациентами. С помощью гаджетов и приложений можно получать информацию о давлении, пульсе, весе человека, а по тому, как и где включается свет в доме, - о его двигательной активности. Эту информацию можно передавать врачу.

В геномике нужно обрабатывать огромные объемы информации. Где еще в медицине используются "большие данные"?

Илан Либерман: Big data нужны везде, где есть цифровая информация. Это касается и электронных историй болезни, и фармакогенетики. К примеру, мы знаем, что 80% людей, страдающих от гепатита С, будут реагировать на дешевый препарат. Однако 20% больных к нему не восприимчивы и нуждаются в дорогом лечении, стоимость которого может составить до 40 тысяч долларов в год. Если же провести секвенирование, то есть "прочитать" геном пациента, можно оперативно определить, какой именно препарат ему лучше всего подойдет.

Не потеряется ли за всеми технологиями реальный врач? Его опыт, интуиция?

Илан Либерман: Профессиональный врач останется. Более того, у него появится больше времени на больных, ведь часть неспецифических функций, например ведение записей, возьмут на себя программы.

Представьте, что мне на компьютер приходят анализы ста пациентов. Большинство из них - в пределах нормы, а отклонения есть только у небольшой группы. Нормальные показатели прописаны черным цветом - я нажимаю одну кнопку и подписываю их автоматически. А "плохие" анализы помечены красным: таким пациентам я уделяю все свое внимание, общаюсь с ними, ищу причины нарушений и назначаю терапию, не отвлекаясь на рутинный просмотр сотни бланков.

Сейчас в России бурно обсуждается законопроект о телемедицине. Как этот вопрос решается в передовых технологических странах?

Илан Либерман: Единого решения пока нет. Я считаю, что с выпуском законов нужно быть очень осторожным. С одной стороны, они могут защитить пациентов от мошенников. С другой стороны, строгое регулирование инноваций может затормозить развитие медицины. Тут было бы полезно создать структуру, подобную этическим комитетам при научно-исследовательских институтах. К примеру, собирается группа экспертов и говорит: "Есть новая идея, есть экспериментальная терапия, но также есть и риски. Давайте проведем исследования и разрешим ее апробацию в рамках небольшой компании. Если эксперимент окажется удачным, технологию можно внедрять дальше".

Наша система не идеальна: в больницах люди не защищены от врачебных ошибок, от госпитальных инфекций и несчастных случаев. При этом многие пациенты не могут себе позволить заплатить за прием, не могут физически добраться до клиники, к примеру, из-за ее удаленности от дома или пробок на дорогах. Цифровая медицина может существенно улучшить эту ситуацию.

Кстати

"Большие данные" в цифровой медицине используются и для составления прогнозов. Google выяснил, что поисковые запросы служат прекрасными индикаторами начала эпидемии гриппа. Подсчитывая, как часто люди ищут в интернете информацию о жаропонижающих и противовирусных препаратах, программисты могут определить, в каких регионах и с какой скоростью распространяется эпидемия.

По статистике, благодаря использованию телемедицинских систем для консультаций и мониторинга при сахарном диабете частота госпитализации и амбулаторных визитов больных диабетом в США снизилась на 58%. В Нидерландах телемониторинг снизил на 64% количество госпитализаций больных хроническими сердечными заболеваниями, на 39% - количество амбулаторных посещений, и на 87% - время госпитализации.