Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



А вчера была операция

Добавлено: 2017-06-06, просмотров: 42


Академик Анзор Хубутия: Из Склифа не ухожу
СМИ, Интернет в минувшие выходные наводнили сообщения об уходе академика Анзора Хубутии с поста директора крупнейшего старейшего уникального НИИ Скорой помощи имени Склифосовского. Такое внимание к Анзору Шавловичу неслучайно: он одиннадцать лет руководил этим медицинским центром. И вот теперь уходит?..
  Анзор Хубутия: Я смогу полностью посвятить себя своему любимому делу - хирургии и науке.  Фото: РИА Новости
Анзор Хубутия: Я смогу полностью посвятить себя своему любимому делу - хирургии и науке. Фото: РИА Новости

Никуда из Склифа я не ухожу, - сказал "РГ" Анзор Шалвович. - Считаю, что наступает момент, когда надо уступить дорогу более молодому. Тем более - когда точно знаешь, что есть кому. Да, я больше не директор Склифа, я назначен президентом этого уникального учреждения. У меня все нормально, как говорится, никаких проблем. Я не только президент Склифа, я смогу полностью посвятить себя своему любимому делу - хирургии и науке. А возглавлять Склиф будет неслучайный, известный ученый, прекрасный специалист, хорошо знающий административную работу, - он ведь был моим замом по науке. Это профессор, доктор медицинских наук Сергей Петриков.

Да, вчера у меня был первый рабочий день в новой должности в родном Склифе. Нормальный рабочий день, нормальное настроение.

Из интервью Анзора Хубутия "Российской газете" ("Склиф вам в помощь")

Когда вы пришли в Склиф, здесь делали единичные операции по пересадке печени. О пересадках сердца, почки, поджелудочной железы речи не было. Теперь это все практически на потоке. Признайтесь, в этом "виноваты" вы? Переманили сюда и хороших трансплантологов, и вырастили у себя в коллективе таких же.

Анзор Хубутия: Все не так просто и гладко. В первые два года были лишь единичные пересадки печени. В 2008 году начало работать отделение трансплантологии. И теперь на счету НИИ более 1500 операций по пересадке органов.

Могут подумать, что вот пришел Хубутия в институт, и пошло все, как по маслу. А "масла-то" поначалу не было. Помните, как вы закрывали травматологию: было 3 отделения травмы, а вы решили, что хватит двух....

Анзор Хубутия: Я ничего просто не закрывал. И тогда я проанализировал обстановку. Оказалось, что хотя в Склиф везут "травму" чуть ли не со всей страны, отделения не заполнены. Ведь в Москве, кроме нас, есть блестящие скоропомощные центры в крупнейших больницах, скажем, в Первой Градской, Боткинской, больнице N 15. Там работают отменные специалисты. И говорить, что просто закрыли отделения или что-то сократили, неправильно. Мы открыли Региональный центр по лечению заболеваний сосудов головного мозга.

В Склифе действует лаборатория клеточных технологий. Это ваши перспективы?

Анзор Хубутия: Наш институт - один из старейших не только в России - в мире. Но чтобы "не плестись в конце колонны, глотая пыль", нужно идти в ногу со временем. А клеточные технологии - веление времени. Да, они еще недостаточно изучены, но перспектива их развития очевидна. Пересадки костного мозга, стволовых клеток через какое-то время наверняка войдут в практику медицинской помощи, в том числе и неотложной. У нас есть группа ученых, которые занимаются исследованиями в этой области, делают первые попытки их клинического применения.

Признайтесь, вас очень напрягает необходимость ежедневно, в любое время дня и ночи, в любое время года быть на "стреме" и оказывать неотложную помощь?

Анзор Хубутия: Я привык к этому ритму. Даже не представляю жизни без этого ритма. Когда ЧП - будь то авария в метро, взрыв в аэропорту или пожар в клубе "Хромая лошадь", - мне не надо обзванивать сотрудников. Я убежден: они в любое время суток будут на своих постах и будут работать. Скоропомощное призвание? Можно и так назвать. А еще держит на плаву то, что мы постоянно видим отдачу своего труда. Особенно, когда удается вернуть к жизни того, кто, казалось, был обречен.