Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Зеленая миля

Добавлено: 2017-12-25, просмотров: 112


Для продуктов без химикатов в магазинах выделят полки
В российских магазинах появятся "зеленые полки" с продуктами без химикатов и ГМО, - рассказал в интервью "Российской газете" статс-секретарь - заместитель министра сельского хозяйства Иван Лебедев. Путь таких продуктов от поля до прилавка будет отслеживаться в соответствии с законом об органической продукции. Минсельхоз предлагает поддержать новые производства на проектной основе и в целом внедрить новую систему "эффективного гектара".
  Продукты в России будут производить по карте инвестиционной привлекательности: без дефицита и избытка.  Фото: Архив "РГ"
Продукты в России будут производить по карте инвестиционной привлекательности: без дефицита и избытка. Фото: Архив "РГ"

Еда со вкусом

Иван Вячеславович, как среди огромного разнообразия покупателю найти в магазинах по-настоящему натуральную продукцию - без ГМО, примесей, добавок, заменителей?

Иван Лебедев: Если мы с вами придем в торговые сети и возьмем любой продукт, то увидим хаотичные наклейки - "Эко-продукт", "Без ГМО", "Без пальмового масла" и все остальное, что на самом деле не соответствует глубокой системе оценки критериев и качества. Сегодня мы стремимся к внедрению системы контроля от поля до прилавка. На это нацелен законопроект об органической продукции.

"Зеленая полка", которая есть в Европе, в Америке, появится и у нас. На этой полке будет представлена продукция, которая произведена по очень строгим правилам, начиная с почвы, семян, удобрений и процесса возделывания и заканчивая упаковкой, транспортировкой, хранением. То есть это четкий набор критериев, система стандартов оценки самой линии производства от начала до конца. Потребителю мы показываем площадку, корову, у которой было взято молоко в той бутылке, которая стоит на полке, и точно с вами можем утверждать, что оно, скажем, без пальмового масла, а произведено с соблюдением всех требований. Такая продукция более дорогая, чем массовые бренды. Но вместе с тем сегодня у нее есть свой потребитель.

Можем ли мы как-то контролировать доступ ГМО на наш рынок?

Иван Лебедев: Все, что связано с ГМО, запрещено к выращиванию на территории России, за исключением научных и исследовательских работ. Процесс контроля достаточно четко определен за Россельхознадзором. Ведомство также контролирует продукты питания, которые есть в обращении в торговых сетях. Сегодняшняя система контроля действенна, достаточно жесткая, поэтому можно сказать, что наш рынок защищен.

Законопроект о производстве органической продукции был недавно одобрен правительственной комиссией по законопроектной деятельности. Когда закон может быть принят?

Иван Лебедев: Мы достаточно долго работали с законопроектом, обсуждали его со всеми ведомствами, со всеми площадками. Обсуждение было непростым, потому что в целом это новое, чего у нас еще не было. Сходным можно назвать только введение ветеринарных электронных сертификатов продукции. Были споры и даже противодействие, но мы движемся в сторону защиты потребителя, обеспечения прозрачного контроля за компонентами, внедрения системы контроля качества, которая позволяла бы понимать, где продовольствие произведено, как произведено, по каким правилам. Законопроект сейчас обсуждается в правительстве. Затем мы пойдем на площадку Госдумы и в первом чтении будем его отстаивать. Надеюсь, в следующем году, документ будет принят.

Зерно и курица

Картофель в последнее время стал сладковатым. Люди говорят: это потому, что семена зарубежные, а своих нет.

Иван Лебедев: На самом деле это заблуждение. Сладковатый вкус появляется при неправильном хранении и транспортировке.

А семена мы все-таки импортируем?

Иван Лебедев: Да, и доля зависимости по семенам картофеля у нас сегодня достаточно значительная. Порядка 80 процентов. Важно отметить, что в 2016 году мы зафиксировались на этой точке, то есть больше импорт не растет, хотя доля импорта, сами понимаете, существенная. Поэтому государством сегодня принимаются оперативные меры для решения этой проблемы. В рамках реализации 350-го указа президента были определены направления в агропромышленном комплексе страны, где мы продолжаем иметь достаточно серьезную степень зависимости от импорта. Во многом к таким направлениям отнесены продукты селекции и генетики.

Как будем решать этот вопрос?

Иван Лебедев: В середине этого года утверждена федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы. Первая подпрограмма, в том числе по значимости и объему, посвящена картофелю. Она как раз определяет механизмы и подходы для того, чтобы страна в достаточно короткие сроки вышла на нужный уровень самообеспеченности по семенам картофеля. При этом какой-то процент импорта должен сохраниться. Но приоритет будет отдан семенам отечественной селекции, чтобы у нас как минимум 65-70 процентов семенного картофеля было своего.

Когда же мы сможем выйти на 65-70 процентов самообеспеченности по семенам картофеля?

Иван Лебедев: В конце 2025 года согласно индикативным показателям программы мы должны выйти ровно на такие показатели. Должно быть не менее 12 сортов. Их и сегодня не мало. Но мы говорим о тех сортах, которые будут являться конкурентоспособными по своим основным характеристикам и показателям по отношению к сортам зарубежной селекции, которые сегодня активно ввозятся на российский рынок. Также определен объем семенного картофеля, необходимый для замещения импорта.

По другим семенам такие же планы замещения импорта?

Иван Лебедев: У нас в меньшей степени зависимость по семенам овощей открытого и закрытого грунта. Но процент зависимости достаточный для того, чтобы появилась отдельная подпрограмма также по семенам овощей. Сегодня на площадке аналитического центра мы детально разбираем рынок семеноводства, и хорошо понимаем, по каким подгруппам в овощах мы зависим от импорта, и в каком процентном соотношении. Приоритет будет задан именно тем овощным культурам, где есть большая зависимость.

В животноводстве мы ведь также серьезно зависим от импорта. Ввозим инкубационное яйцо, телят, поросят, ветеринарные препараты, премиксы?

Иван Лебедев: Ситуация не везде одинаковая. Агропромышленный комплекс страны динамично развивается. По отдельным отраслевым показателям мы имеем рекорды, которых не было уже 40 лет. Да, в товарном производстве мы имеем успех. Но, к сожалению, по курице 98 процентов инкубационного яйца ежегодно завозим на территорию страны. Потому, если говорить о селекции и генетике, то вторая подпрограмма посвящена мясу курицы. Потенциал для того, чтобы развивать свою базу в обозначенные сроки, есть на площадках научно-исследовательских институтов Федерального агентства научных организаций. Поэтому конструкция подпрограммы, которая сегодня готовится на площадке министерства сельского хозяйства, в любом случае будет предполагать такой сценарий, который позволит нам в 2025 году чувствовать себя безопасно в этом направлении. В ближайшее время мы полностью сможем обеспечить себя племенным материалом в животноводстве. Во-первых, это экономическая безопасность страны. Во-вторых, селекционно-генетическое направление во всем мире гораздо маржинальней, нежели товарное производство. Наши сельхозтоваропроизводители должно активно заниматься этим направлением, чтобы участвовать в современных бизнес-процессах.

Путь органической продукции "от поля до прилавка" будет строго контролироваться

Как же так получилось, что мы оказались в зависимости от импорта по племенному материалу в птицеводстве?

Иван Лебедев: У транснациональных компаний, безусловно, генетические исследования, селекция ушли далеко вперед, где-то сказалось в целом проседание науки в 90-е годы. Все было непросто. Сегодня мы справедливо говорим, что возрождаем во многом отдельные направления, которые фактически утрачены.

Российский бизнес захочет перейти на материалы отечественной селекции?

Иван Лебедев: Я бы не сказал, что российский бизнес не готов перейти на отечественную селекцию. Просто мы все вместе должны постараться и создать комфортные условия для этого перехода. Самое главное, чтобы продукты отечественной селекции были конкурентоспособны, и по своим качественным характеристикам абсолютно соответствовали, а где-то и превосходили импортные аналоги. Тогда это будет справедливо.

Инфографика РГ / Леонид Кулешов / Евгений Гайва

Научный подход

В стране сейчас есть научная база, чтобы восстановить генетику, селекцию?

Иван Лебедев: Помимо Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства до 2025 года у нас есть еще один базовый системный документ - прогноз научно-технического развития отрасли до 2030 года. Этот документ определяет основные тренды и тенденции направления, по которым должен развиваться агропромышленный комплекс страны, с точки зрения научной и околонаучной составляющей. Программа ФНТП детализирует эти направления. Безусловно, первое, что мы сделаем, это форсайт-исследования. Скажем так, проведем глубокую инвентаризацию того, что имеется из советского прошлого. Есть и современные разработки. Я могу назвать достаточно большое количество направлений, по которым мы сегодня лидируем. Например, существенный задел в области маркер-ориентированной и геномной селекции. С участием российских ученых расшифрованы геномы пшеницы и картофеля.

Есть значительный опыт в обработке результатов современных селекционно-генетических и геномных экспериментов по технологии "big data". Созданы технологии переработки вторичных сырьевых ресурсов и комплексной переработки зерна на лизин и глютен в биоэтанол и кормопродукты.  Кстати, подходы, которые разработаны нашими учеными, с удовольствием заимствуют иностранные государства. Вместе с тем это защищенный процесс на должном уровне.

Какие преобразования будут в системе науки?  

Иван Лебедев: Сегодня мы готовим серьезную программу развития Тимирязевской академии. Будем выходить с просьбой в правительство утвердить ее отдельным постановлением. Мы будем создавать  наш аграрный МГУ. Это означает, что появится крупный научно-образовательный центр, который должен будет методологически обеспечить всю отрасль, всю систему аграрного образования. А самое главное, у себя на площадке должен будет создать несколько научных школ, которые займутся самым важными и востребованными направлениями, в том числе селекционно-генетическим.

Недавно поменялось руководство Тимирязевской академии, и вообще была изменена система: от выборов перешли к назначению ректора. Это как-то связано с новой стратегией развития академии?

Иван Лебедев: Во-первых, это широко распространенная практика не только в России, но и за рубежом. В вузах минобрнауки ректора тоже назначаются, и это не вызывает кривотолков. Дело не в Тимирязевской академии, это коснулось всех аграрных вузов. И это объективная необходимость. Вы знаете, что мы проводим сейчас реформу аграрного образования, разработана соответствующая стратегия. Реформа требует новых подходов к развитию науки, проведению форсайт-исследований, пересмотру учебной программы, а также управлению имущественным комплексом и ряду других вопросов. Для этого необходимо привлекать эффективных управленцев, менеджеров, способных правильно выстроить работу учреждения, поскольку анализ существующей ситуации по всей сети аграрных вузов показал ряд упущений со стороны ректорского состава. Сегодня минсельхоз как учредитель должен выстроить эффективную систему контроля за теми бюджетными средствами, которые выделяет государство на развитие аграрных вузов. Это очень важно.

Контроль за теми средствами, которые планируется выделять вузам?

Иван Лебедев: Да. Мы должны понимать, что каждый рубль, который поступает на площадку любого аграрного вуза, эффективно распределяется в первую очередь в образовательные процессы, в науку. И есть четкая система прозрачного контроля со стороны учредителя, а все процессы абсолютно законные и направлены на решение тех стратегически важных задач, которые обсуждали.

Система назначения, если на нее посмотреть глубже, довольно сложная. Невозможно назначить руководителя, если он не прошел сложнейшую процедуру аттестации на площадке министерства сельского хозяйства. Это достаточно серьезное системное обсуждение той программы, которую предлагает кандидат, с привлечением отраслевых специалистов. Они в том числе тоже оценивают целесообразность его предложений по развитию вуза, стратегическое видение кандидата. Может быть, процедура назначения даже более сложная, чем организация выборов на территории конкретного вуза. Кроме того, мы должны понимать, что работаем в едином ключе, а те инициативы, ключевые задачи, которые исходят от министерства, полностью интегрируются на площадке вузов.

Расширять госфинансирование аграрных вузов планируется?

Иван Лебедев: Безусловно, наши аграрные вузы финансируются по системе госзадания. И здесь отрадно отметить, что в 2018 году мы добились увеличения финансирования на 17,4 процента, а также роста по контрольным цифрам приема. Бизнес также будет участвовать в финансировании науки на основе интеграции разработок в производство.

Сами вузы также ведут хозяйственную деятельность?

Иван Лебедев: Практически в каждом из наших вузов сегодня есть учхоз. Это та площадка, где студенты проходят практику. Многие учхозы успешно работают, показывают хорошие результаты в товарном производстве. В этой связи мы поддержали депутатскую инициативу, которая наделяет сельхозвузы, их учхозы возможностью участия в мерах господдержки в сфере АПК. Раньше они были этого лишены. Законопроект в Государственной Думе уже прошел первое чтение. Безусловно, мы видим аграрные вузы, в том числе и как потенциально возможных участников ФНТП в связке с бизнесом, на условиях софинансирования процессов 50 на 50.

Еще одна инициатива в том же пакете вносит изменения в закон об образовании. То есть в стране в целом появляется отраслевое аграрное образование. Этого не было. А между тем, если мы посмотрим на всю сеть сельскохозяйственных вузов, то их немало - 54 по всей стране. Мы опережаем по числу студентов медицину, культуру, транспорт.

Выпускники аграрных вузов смогут найти себе работу?

Иван Лебедев: Часто говорят, что мы продолжаем учить детей на стареньких тракторах ДТ-75, а в крупных хозяйствах уже совсем другая техника, другие подходы в племенном, молочном животноводстве. Сегодня мы перестали готовить специалистов, не понимая задачи и потребности отрасли. Нашим ребятам стараемся показывать самое передовое и самое современное. Но самое главное, показываем им инвестиционную карту сельскохозяйственной отрасли и интегрируем туда процесс аграрного образования. То есть мы сегодня говорим о том, что каждый выпускник будет трудоустроен. Если у него сохраняется желание отдавать себя отрасли, отдавать себя выбранному направлению, то мы ему декларируем, куда идет государство, по каким технологиям, в каком количестве будем производить сельхозпродукцию.

Погектарные субсидии заменит господдержка конкретных проектов
Иван Лебедев: В ближайшее время наше животноводство будет обеспечено собственным племеным материалом. Фото: Пресс-служба Ивана Лебедева

Раскроем карты

Есть ощущение, что в отрасли назревают перемены. Это так?

Иван Лебедев: Мы подошли к необходимости повышения эффективности мер господдержки отрасли. Провели глубокие форсайт-исследования по различным направлениям на площадке аналитического центра. Составили инвестиционную карту привлекательности агропромышленного комплекса. Это означает, что планирование и поддержка развития сельского хозяйства будут привязаны к регионам.

Какие задачи предполагается решать?

Иван Лебедев: Решать будем комплекс задач. Первая - это вовлечение земель в сельскохозяйственный оборот. По разным оценкам, у нас не используется около 20 миллионов гектаров. Земля станет вовлекаться в оборот по системе эффективного гектара.

Что означает такая система?

Иван Лебедев: По каждому земельному участку, который мы собираемся вовлекать, учитывается множество факторов. Например, тип почвы, климатические особенности, имеющиеся в этой местности мощности по хранению и переработке сельхозпродукции, транспортная инфраструктура и так далее. В конечном итоге оценивается баланс цены на сельскохозяйственную продукцию в данном регионе и по стране в целом по различным направлениям аграрного производства. Понимая все особенности, которые я перечислил, прорисовываем систему эффективного гектара на этом участке, то есть структуру севооборота конкретных сельскохозяйственных культур, которые являются максимально маржинальными для этой климатической зоны. Таким образом, мы в целом можем регулировать рынки продовольствия по стране, определять справедливую стоимость продукции для наших аграриев, чтобы не было перекосов - слишком высокой цены из-за дефицита продукта или слишком низкой из-за его перепроизводства.

Получается Госплан?

Иван Лебедев: В чем-то сходная система, но поставленная на современные рельсы. Самое главное, что для каждого участка земли, который вовлекается в оборот, в том числе под инновационные проекты, мы можем предложить инвесторам типовые проектные решения, включая технологию.

Какие еще задачи на повестке дня?

Иван Лебедев: Определить, какое количество инвестиционных площадок и по каким направлениям необходимо для насыщения внутреннего рынка и развития экспортного потенциала. Решается и задача по привязке образования к потребностям отрасли, чтобы специалисты, подготовленные аграрными вузами, были востребованы, то есть обладали должными знаниями, квалификацией работы с конкретными инновационными технологиями. Уже сейчас в программе устойчивого развития сельских территорий поддержка сконцентрирована там, где реализуются инвестиционные проекты и активно развивается производство. На основе карты инвестиционной привлекательности мы сможем увидеть, где возможно развитие инфраструктуры в долгосрочной перспективе. Базовые мероприятия - это строительство сельских дорог, газификация, водоотведение, подготовка участков под комплексную компактную застройку. С учетом этого планируется господдержка. Самые главные самые востребованные регионами мероприятия - это приобретение жилья молодыми специалистами на льготных условиях.

В итоге, если мы вовлекаем в оборот землю, то прорисовываем под нее конкретные условия инвестиций. То есть инвестору сразу показываем все сроки, ресурсы, научную составляющую, которая применена под расчет этой инвестиционной площадки, обеспечиваем кадровую составляющую из наших аграрных вузов и помогаем построить рядом социальную инфраструктуру.

Такая система уже где-то действует или она еще в разработке?

Иван Лебедев: Система разрабатывается. Степень готовности регионов разная. Потому, что отдельные регионы уже имели у себя подобные расчеты по направлениям сельскохозяйственной техники, растениеводства, животноводства, а у кого-то этого не было вообще. У нас получилось эту информацию быстро интегрировать. Пока есть пилотные регионы, по которым мы уже можем продемонстрировать абсолютно полный цикл действия системы эффективного гектара.

Сколько регионов-пилотов, можем их назвать?

Иван Лебедев: Сегодня это будет не совсем корректно. Количество озвучим чуть позже.

Когда новая система будет запущена?

Иван Лебедев: Я думаю, в середине 2018 года мы предложим механизм ее апробации на отдельных регионах, которые находятся в высокой степени готовности. В каждом федеральном округе попробуем выбрать по одному региону. После того, как новая система покажет себя в бою, мы оценим ее эффективность и назовем сроки интеграции в целом по всей стране.