Флаг и герб

Приоритетные национальные проекты России
"Фонд поддержки стратегических исследований и инвестиций УрФО"

Перейти на основной сайт
ИА ИНВУР Логотип Инновационного портала УрФО

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг ресурсов "УралWeb"

Rambler's Top100



Все съедим

Добавлено: 2018-01-17, просмотров: 42


Через два года Россия сможет отказаться от импортного сыра
Текст: Наталья Мильчакова (экономический аналитик)
Российская газета
В прошлом году Россия совершила прорыв в производстве фруктов, ягод и орехов. Прибавка, по данным Росстата, составила 85 процентов. Еще более долгожданный эффект - на 28 процентов выросло производство рыбного филе и ряда других рыбных продуктов, на 4 процента - замороженной рыбы, на 17 процентов - креветок и других морепродуктов.

Что же - в российском импортозамещении теперь все как в рекламе, "сладко да гладко"? Нет, пока рано успокаиваться.

На некоторых рынках импортозамещение пока так и не сдвинулось с мертвой точки. Например, на российском рынке семян картофеля и даже сахарной свеклы по-прежнему доминируют иностранные поставщики с долей в почти 70 процентов по картофелю и более 90 процентов по сахарной свекле.

Это маловероятно, но в случае ужесточения антироссийских санкций сельскому хозяйству придется искать иные варианты, а ряд поставщиков семян трудно заменить без изменения в будущем вкуса и качества овощей, выращенных из этих семян.

Производство сыров по сравнению с 2013 годом снизилось на 2,5 процента. И пока на российском рынке твердых (желтых) и мягких сыров не заметно положительного влияния импортозамещения. Но нужно понимать, что традиций сыроварения в России до сих пор не было, в отличие от стран западной и особенно южной Европы. Поэтому о результатах импортозамещения здесь можно будет судить лет через пять после введения эмбарго, то есть не ранее 2019-2020 годов. Но уже по итогам 9 месяцев 2017 года производство сыров показало рост на 5,2 процента.

Мы сможем при желании отказаться от импорта не только сыра, но и свинины, говядины, сахара, колбас и рыбы

Производство колбасных изделий тоже упало по сравнению с 2013 годом. На 9 процентов, несмотря на продовольственное эмбарго. Скорее всего, причиной этому стали невысокие реальные доходы населения при одновременном росте цен на эту продукцию. Однако по итогам 9 месяцев 2017 года производство колбас и колбасных изделий выросло на 3,5 процента в годовом исчислении.

Так что о первых успехах импортозамещения на продовольственном рынке можно говорить с оптимизмом. За 9 месяцев 2017 года, по данным минпромторга, объем производства в пищевой промышленности в целом вырос на 5 процентов в годовом исчислении, а это более высокие темпы роста, чем по российскому промышленному производству в целом. Но ведь российское продовольственное эмбарго распространяется далеко не на все продукты питания, то есть наши производители начинают успешно теснить иностранных конкурентов.

Что же в перспективе? Мы сможем полностью при желании отказаться от импорта свинины, говядины, мяса птицы, свекловичного сахара, колбас, сыров, ряда видов замороженной рыбы и морепродуктов. По непродовольственным товарам - от железнодорожной техники и текстиля. Трудно или почти невозможно будет заместить белорусские молочные продукты, а также зимой свежие овощи и фрукты. И, понятно, тропические фрукты, которые у нас просто не растут.

А есть ли в России уникальные продукты, которые мы не закупаем за рубежом?

К сожалению, в области пищевой промышленности такие продукты найти трудно, за исключением чисто российских продуктов или брендов, таких как квас или крымские портвейны и мускаты "Массандра", некоторых безалкогольных напитков, таких как "Байкал", производство которого возобновилось совсем недавно.

А на мировых рынках таких продуктов, как икра лососевых и осетровых рыб, а также водка, которые исторически считались конкурентным преимуществом и даже "визитной карточкой" российской пищевой промышленности, у нас тоже имеются конкуренты - Китай и США. А Украина и ряд европейских стран - на рынке водки. В том, что такая конкуренция присутствует на мировом рынке, ничего удивительного нет, а вот факт, что Россия все еще импортирует икру, например лососевых рыб, говорит о том, что импортозамещение проникло еще не во все сферы.

Но уже сейчас можно сказать - успехи, безусловно, есть. По данным Росстата, по сравнению с 2013 годом российское производство мяса (за исключением мяса птицы) по итогам 11 месяцев 2017 года выросло на 23,5 процента, мясных полуфабрикатов - на 21,7 процента, мяса птицы - на 19 процентов, сливочного масла - на 9 процентов. На импорт всех этих продуктов распространяется продовольственное эмбарго, так что мы видим реальные успехи импортозамещения. Причем при окончательном подведении итогов 2017 года можно будет увидеть и более высокий рост.

История вопроса

2014 год. Господство импортной продукции на российском рынке к началу этого кризисного года вызывало беспокойство из-за того, что мы через некоторое время могли утратить ряд рынков отечественной продукции.

Полки московских и не только московских супермаркетов постепенно стали заполняться сырами из Литвы, Украины, Белоруссии и Польши, приправами и соусами из Украины, сахаром из Украины и Белоруссии, рыбой из Норвегии. И эта продукция была не такой уж дешевой.

2016 год. По данным отраслевых союзов, за три года доля импортной продукции на рынке говядины сократилась до 24-25 процентов (на 6-15 процентов). На рынке свинины - до 10, на 15 процентов. На рынке молочной продукции - тоже до 10, на 20 процентов. На рынке мяса птицы рекордно снизилась до 3-4 процентов с почти 25 процентов.

Инфографика "РГ": Леонид Кулешов/Игорь Зубков